Денис Петрунин: «Кризис – это всегда прекрасная возможность для оптимизации»


Российский автомобильный рынок в 2019 году показал отрицательную динамику, и ожидалось, что в 2020 году его снижение продолжится. Но вряд ли кто был готов к столь драматичным весенним событиям, приведшим к падению рубля и обвалу рынка из-за ограничения работы автосалонов в стране. Более того, как полагают многие эксперты, возникшая ситуация сильно повлияла на модель взаимодействия клиента с автодилером, в связи с чем рынок ждут в краткосрочной перспективе значительные перемены. Своим мнением о ситуации в отрасли делится генеральный директор ГК «АвтоСпецЦентр» Денис Петрунин


– Как вы оцениваете кризисную ситуацию, возникшую сегодня на автомобильном рынке из-за ослабления рубля и коронавиру­са?

– Эта ситуация уникальная. В 2019 году автомобильный рынок показал отрицательную динамику, и в 2020 году ожидалось его небольшое снижение. Но пришедшая в Россию пандемия и после­довавшая за ней приостановка работы дилерских центров в отдель­ных регионах страны привели, фактически, к обвалу рынка. Но специфика этого кризиса больше в другом. Ранее, когда в России падал спрос, – вспомним кризисы 2008-го и 2014-го годов, – автопроизводители продолжали поставки автомобилей на склады дилеров, что приводило к затовариванию. Сейчас кризис, можно сказать, остановил глобальное производство, поэтому склады не оказывают давление на дилеров. В нынешней ситуации это можно отнести к «плюсам». В марте из-за резкого ослабления рубля и ожидания повышения цен произошел ажиотажный спрос, в «АвтоСпецЦентре» продажи выросли на 40%, на сервисе были перевыполнены планы. Это тоже дало положительный эффект, с которого, впрочем, начинались все предыдущие экономические кризисы в России.

В апреле продажи автомобилей у нас по группе компаний сократи­лись на 85% (по отношению к апрелю 2019 года). Этот объем составили в основном автомобили, которые мы не успели передать клиентам в марте. Если же говорить о новых контрактах, дистан­ционных продажах, то в апреле они составили 176 единиц, что составляет всего 10% от «докарантинного» уровня. Думаю, что после снятия ограничений первые месяцы будут урожайные, потом вполне возможен такой сценарий, что последует долгий и глубокий спад рынка на уровне 50% по итогам года. На восста­новление продаж может уйти год или даже больше. В сервисном направлении не будет такого сильного падения, как в продажах, полагаю, по итогам 2020 года выручка снизится примерно на 20%.


– В связи с этим Ваша стратегия была скорректирована?

– Безусловно. В таких условиях сложно наращивать доходную часть, поэтому коррекция стратегии компании сегодня во многом связана с оптимизацией затрат. Мы ведем переговоры по сниже­нию арендных ставок. Сокращаем затраты на маркетинг, потому что спроса сейчас нет. Смотрим, насколько можем сократить рас­ходы на персонал непродуктивной категории. Скорее всего, основ­ная часть сокращения этой части бюджета произойдет за счет уменьшения зарплат – на 15-20%, а не за счет сокращения сотруд­ников. С продуктивной категорией проблем нет – их зарплата зависит от выработки.

Кризис – это всегда прекрасная возможность для оптимизации и выстраивания более эффективной модели бизнеса. Надо сказать, что после каждого кризиса процессы продаж, маркетинга и прочие становятся более эффективными, потому что цифровые техноло­гии позволяют многое упростить и улучшить. За последнее время появился ряд решений, который позволяет использовать меньше человеческих ресурсов.


– Какие-либо новые возможности увидели для себя на рынке?

– Удаленная работа персонала жизнеспособна, хотя и менее эффективна, чем офисная, но, скорее всего, некоторую часть сотрудников мы переведем на эту модель. Это на данный момент единственная новая возможность, которую мы увидели для себя.


– Ряд экспертов полагает, что нынешний кризис сильно изменит рынок. Например, он спровоцирует рост онлайн-продаж. Вы с этим согласны?

– Каждый кризис меняет рынок. Онлайн-продаж пока ни у кого нет. Есть дистанционные продажи, охватывающие некоторые этапы, такие как бронирование, оплата, доставка автомобиля клиенту. Это технологии позволяют сделать. У нас такие услуги есть, но спрос на них небольшой. Российский клиент ментально не готов к покупке автомобиля онлайн. Он редко покупает машину, для него этот про­цесс, как праздник. Поэтому он не стремится переносить его в виртуальную среду. И не думаю, что сегодняшний режим самоизоляции сильно повлияет на отношение покупателей к этому. У нас в дилер­ских центрах премиальных брендов опция доставки машины клиен­ту была и до пандемии коронавируса. За месяц в среднем ей пользуются до 20% клиентов, но в абсолюте это 6-10 человек. И в услови­ях карантина в основном все, кто покупает машину дистанционно, говорят нам: «Не надо привозить, мы сами заберем, пусть пока постоит у вас». В течение ближайших трех лет доля онлайн-покупа­телей достигнет от 3 до 10% в зависимости от бренда.


– Возможно, в нынешней ситуации у Вас появились новые вызо­вы?

– Новый вызов появился у всей отрасли. В предыдущие кризисы банки чувствовали себя намного лучше, чем дилеры. Сейчас банки испытывают такой же, а может быть и больший стресс, чем дилер­ские предприятия. При этом отрасль сильно закредитована, а банки обладают мощным рычагом воздействия на дилеров. Поэ­тому вся конструкция автомобильной отрасли стала шаткой.


– Ваша компания столкнулась с такой проблемой?

– Нет, у нас все хорошо. Я сейчас говорил про отрасль в целом. У нас есть стратегический банк-партнер, с которым мы договори­лись о реструктуризации долговой нагрузки. Банк поддержал нас в этой кризисной ситуации. Всем очевидно, что выручка дилеров сократится, выход может быть продолжительным, и никто не пред­видел сценарий «карантинной» экономики.


– В кризис появляется возможность покупать активы с хорошей премией. Не планируете воспользоваться этим для расширения сети дилерских центров?

– Для нас как для крупного холдинга расширение сети, безуслов­но, является одним из важных направлений. Но заниматься этим мы начнем не раньше конца года. Сейчас рынок пребывает в состоянии неопределенности. Нужно дождаться выхода из нее, когда сформируется тренд. Также должно пройти время, чтобы в условиях падения продаж бизнес-модели начали показывать низ­кие прибыли, стоимость дилерского бизнеса упала, тогда предприятия можно будет покупать по низким ставкам.


– Как Вы оцениваете поддержку импортеров?

– Поведение большинства дистрибьюторов сейчас достаточно дружелюбное. По бонусным программам идут выплаты в ускорен­ном порядке, продлены сроки бесплатной консигнации, снижен ряд требований, продлены сроки продаж. Я сказал бы так, на фоне предыдущих лет в моменте их поддержка кажется намного более обнадеживающей.


Дмитрий Панов

27 Мая 2020
  • Комментарии 0
  • Посещения 7655

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте