Кристоф Бержеран: «Мы старались подстроиться под рынок»

Девальвация и падение продаж машин в России заставили местных автопроизводителей пересмотреть свои планы на ближайшие пару лет. О том, как перестроить свой модельный ряд и работать с импортом, РБК рассказал генеральный директор PSA Peugeot Citroën в России и СНГ Кристоф Бержеран. Интервью он давал, когда за доллар давали 50,76 руб., а за евро – 63,24 руб.


«Мы старались подстроиться под меняющийся рынок»

Министерство экономического развития выпустило макропрогноз, согласно которому ВВП расти не будет, производство также не покажет сильной динамики. Вы поправите план производства на 2015 год с учетом таких ожиданий?

Мы, как и наши конкуренты, исходим из того, что общий объем продаж машин в 2015 году будет ниже 2 млн штук. Это снижение на 20% к результату 2013 года. Правительство предпринимает правильные шаги – была расширена и продлена на 2015 год программа утилизации. В то же время потребители не уверены в завтрашнем дне, поэтому первый квартал следующего года, как мы ожидаем, будет непростым.

Какой эффект на ваши продажи оказала программа утилизации?

Мы выбрали свою квоту к третьей неделе ноября. Для каждого бренда – Peugeot и Citroën – продажи в рамках программы составили 1 тыс. машин.

В продленной программе вы получите такую же квоту?

Пока мы не знаем точно, но хотели бы ее сохранить. Надо учитывать, что на продажах отразился слабеющий рубль, но этот фактор не будет постоянно толкать рынок.

По статистике АЕБ, PSA Peugeot Citroën заметно потеряла рыночную долю. На мой взгляд, слишком сильно.

Это ваш взгляд. Для нас в приоритете – прибыльность операций в России. Сейчас мы разработали план действий: про­анализировали структуру наших операций, загрузку завода и потребность рынка в новых моделях. Кроме того, мы стремимся к тому, чтобы поднять доход от продаж машин. Ввиду курса рубля, поскольку 60% реализуемых машин мы импортируем, нам пришлось поднимать цены выше рынка. Да, мы потеряли рыночную долю, но зато финансовые показатели такие, как мы закладывали в долгосрочные планы.

Этот план подразумевает сборку новых моделей в России?

Мы хотим быть конкурентными на местном рынке. Не позднее 2017 года весь бизнес в СНГ должен пройти точку окупаемости. Очевидно, что в России сегодня есть проблемы на рынке, равно как и на Украине. Год выдался сложным для наших дилеров и для компании, но у нас не было выбора. Нельзя продавать машины в убыток.

Каковы производственные планы на 2015 год?

Мы старались подстроиться под меняющийся рынок – например, на несколько недель остановили сборку моделей C-класса. На будущий год пока мы пытаемся выработать правильный объем производства для каждого рынка и делаем это максимально осторожно. И потом, на заводе в Калуге еще собираются модели Mitsubishi, у них тоже есть потребности в мощностях.

Вы ориентируетесь на продажи этого года или еще пессимистичней?

Первая цель – вернуть часть рынка. В 2014 году мы для этого все подготовили. Например, на долю Peugeot 408 и Citroën C4 седан совокупно приходится около 10% продаж сегмента C, но именно здесь продажи падают вдвое быстрей, чем в среднем по рынку, – минус 25%. В Калуге мы работаем над организацией сборки новых моделей. Стратегически мы заинтересованы собирать машины в России. Но не планируем запуск в производство новых моделей в Калуге в 2015 году.

Какая загрузка предприятия была в 2014 году? В сентябре и октябре.

Точных цифр не назову. Скажу лишь, что они были ниже того, что я хотел бы видеть. В целом все так же, как у других компаний, которые построили заводы в России, – средний показатель загрузки на уровне 40%. У всех одни и те же проблемы.


«Всем производителям будет сложно ввозить машины»

На 2015 год вы рассматриваете снижение импорта моделей?

Очевидно, что, если рубль останется на текущем уровне, всем производителям будет сложно ввозить машины. Надо собирать тут. Мы будем искать возможности собирать в России легкие коммерческие автомобили. Недавно до меня дошел слух, что мы закроем завод в Калуге и уйдем с рынка – это неправда. Мы верим в российский рынок. Даже несмотря на то, что он абсолютно хаотичный.

У вас есть 301 и Elysee – модели начального уровня. Почему их продажи отстают от конкурентов из Kia и Hyundai?

Мы импортируем эти модели. Это конкурентный сегмент,​ и мы продаем здесь меньше, чем могли бы. Зато не в убыток себе. Поэтому вы и не видите больших объем­ов по этим моделям.

Есть только одно решение – собирать их здесь.

Верно. Но в Калуге это пока невозможно: эти автомобили построены на другой платформе, а значит, нужны инвестиции в новую линию сборки. Пока мы ищем другое решение в среднесрочной перспективе.

Что будет с ценами на запасные части?

Мы поднимаем цены на 8-10% в этом году. В следующем году также будут корректировки. По каким-то позициям мы ищем поставщика в России.

А как дорожали российские комплектующие?

На 5-7%.

Когда вы построили завод, у вас появилось обязательство по локализации. Вы идете по графику?

Да, мы выполняем постановление 166. Наш уровень – 35-40%, это выше, чем требуется, и мы работаем над увеличением локализации еще на 10%, чтобы обеспечить большую рублевую составляющую в конечной цене машин. Снижение курса рубля отражается на показателе незначительно.

Вы сокращали людей?

В целом по компании мы уменьшили штат на 25%. Невозможно, оказавшись в условиях кризиса, не реагировать на него.

Больше скидок – больше продажи.

Нет, скорее какие модели и какие объемы. Что импортировать и когда. Надо знать уже сейчас, что вы хотите делать хотя бы до марта. Политика скидок – это неправильный подход.

Как вырастут цены с 1 января?

Я не скажу точных цифр, но невозможно вести дела по-старому при таком снижении рубля. Вы уже видели новые ценники в ноябре-декабре у нас и конкурентов.


В дайджесте размещен фрагмент материала, опубликованного в газете РБК 17 декабря 2014 года.

Авторы: Роман Асанкин, Петр Кирьян

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

17 Декабря 2014
  • Комментарии 0
  • Посещений 1694

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте