Кирилл Иванов: «Сегодняшний рынок – покупателя»

Рынок легковых автомобилей — как новых, так и подержанных — сокращается несколько месяцев подряд на фоне приостановки производства в РФ и импорта, высоких цен, неопределенности в экономической и политической ситуации. О том, как граждане завышают цены на свои машины при продаже, тренде по замене автомобилей на китайские из-за отсутствия запчастей, а также о невозможности наполнить рынок только за счет параллельного импорта «Ъ» рассказал директор по развитию CarPrice Кирилл Иванов.


Как вы оцениваете ситуацию на авторынке?

Продажи новых автомобилей очень сильно сократились, потому что нет поставок. По машинам с пробегом ситуация разнится в зависимости от дилера и от того, какие он предпринимал действия по работе со своим стоком с точки зрения цен на автомобили и продвижения. Но к апрелю продажи упали у всех. Потому что нет такого спроса со стороны клиентов ввиду напряженной обстановки.

Сегодняшний рынок — это рынок покупателя. В течение последних, наверное, полутора лет с начала пандемии был рынок продавца из-за дефицита автомобилей. И для дилера риск ошибиться с ценой при покупке машины в сток был очень маленький, потому что рынок каждый месяц рос, за исключением нескольких плато. А сейчас цены падают, потому что нет спроса. Дилерские холдинги должны оплачивать затраты, аренду, зарплату персонала и прочее, поэтому вынуждены продавать автомобили. А чтобы продать, нужно опускать цены в объявлениях.

На рынке подержанных машин это заметно?

То, что мы сейчас видим: лучшие цены на все ликвидные позиции, автомобили хорошего качества, дают официальные дилеры. Такой истории за последние 10 лет я не припомню. Ведь официальный дилер дает гарантию на автомобиль, плюс там куча дополнительных преимуществ. А раньше частники всегда продавали дешевле, чем официалы.

Почему физлица не опускают цены?

Клиенты еще не охладели. Официальные дилеры быстрее реагируют на ситуацию. Эмоциональная история в том, что ты купил автомобиль за 7 млн руб., в марте он стал стоить 11 млн руб., и ты сейчас хочешь продать его за 10,5 млн. А рынок дает 8 млн, и тебе нужно время, чтобы это принять. Пока две параллельные линии — желание клиента по цене и покупатель, который готов купить за эти деньги, — не пересекутся, спрос не вернется на прежний уровень.

Нет такого, что физлица просто не очень хотят продавать имеющиеся машины?

Мы на самом деле этого не заметили. Даже есть прирост заявок, но их запрос по цене завышен. Они живут еще, условно, концом марта.

На ваш взгляд, граждане, которые сейчас пытаются продать машину, хотят получить деньги или купить взамен другую?

В большинстве случаев люди хотят продать автомобиль, чтобы купить что-то большее. Но кратно возросло число случаев, когда человек продает премиальный автомобиль ввиду увеличения расходов на его содержание и обслуживание и покупает автомобиль ниже классом, на который есть запчасти и прочее. Например, меняет Porsche на Chery Tiggo.

Что сейчас с вашим бизнесом? Как меняются показатели?

За прошлый месяц провели 9 тыс. уникальных аукционов, прирастаем в течение этого года по 15% ежемесячно по количеству аукционов. Но конверсия в сделки снизилась: раньше мы работали практически на 50%, сейчас — 38%. Раньше цена аукциона устраивала продавцов в половине случаев, сейчас меньше. У нас основные покупатели — это официальные дилеры и профессиональные продавцы, они готовы в рамках межрегионального арбитража предложить релевантную цену. Но много частников ищут наиболее выгодное для себя предложение, чтобы продать автомобиль. И пока их ожидание по цене не совпадет с реальной рыночной стоимостью автомобиля, они его не продадут. Таких людей сейчас довольно много.

Существует ли перераспределение машин с крупных рынков, вроде Москвы и Петербурга, в регионы?

Все очень разнородно. Регулярно премиальные автомобили дороже 4 млн руб., находящиеся в регионах — Краснодар, Нижний Новгород и так далее, — приезжают либо в Москву, либо в Санкт-Петербург. Но бывает и наоборот. Машины Land Cruiser, например, регулярно едут на Урал, особенно бензиновые, потому что это суперликвидные позиции для региона, и дилеры оттуда готовы давать гораздо больше за автомобиль.

Вы сами проводите оценку машин?

У нас на сайте есть калькулятор для клиента, который показывает примерную цену. Но у нас нет такого, что мы говорим «за твою машину дадим 4 млн руб.», как это делают официальные дилеры. Продавец приезжает на одну из локаций, или в Москве и Санкт-Петербурге мы можем сами приехать к продавцу. Осматриваем автомобиль и запускаем аукцион. И уже дилеры, либо частные, либо официальные, торгуются за эту машину и предлагают свою цену.

Из чего формируется ваша маржа? И какая она в среднем?

Нет такого, что мы зарабатываем на каждой сделке, скажем, 10%. Есть очень много разных факторов, которые влияют: город, состояние автомобиля, пробег, коэффициент ликвидности. Мы оказываем также дополнительные услуги для дилеров: логистика, а в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Краснодаре у нас вообще курьерская доставка. То есть, когда дилер выигрывает машину на аукционе, она приезжает к нему прямо в салон со всеми документами.


В дайджесте размещен фрагмент интервью, опубликованного в газете «Коммерсантъ» №108 от 21.06.2022

Автор: Ольга Никитина

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

29 июня 2022
  • Комментарии 0
  • Посещений 588

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте