Александр Халилов: «Бизнесу нужно не мешать»

За два года в российском авторитейле более 170 дилерских центров сменили собственников, свидетельствуют данные «АвтоБизнесРевю». Наиболее агрессивным игроком стала группа компаний «Эла»: в 2013 году она купила более крупный «АвтоСпецЦентр» (АСЦ), а в конце 2014 года объединенная компания консолидировала московский бизнес петербургского дилера «Мега Авто». Сейчас АСЦ не спешит с новыми сделками: рынок в острой фазе кризиса и активы могут еще подешеветь, рассказывает в своем первом за 16 лет интервью председатель правления ГК «АвтоСпецЦентр» Александр Халилов.


Чем зарубежный автобизнес отличается от российского?

Думаю, наши дилеры — одни из лучших в мире. И уж точно лучше, чем в США. Уровень образования у них совсем другой. Там если на сто человек есть один с высшим образованием, то хорошо. У нас авторитейл считается престижным и интересным бизнесом, а там это считается чем-то ругательным.

Я считаю, что Америка убила автомобильный бизнес — принципом, когда вы приходите в автосалон и начинаете торговлю. Придите в магазин Chanel, вам дадут там скидки? Не дадут. Я считаю, что не туда идет автобизнес. Лучше бы чуть снизили цены или чтобы были везде фиксированные цены. Особенно сейчас, когда клиенты просто бегают по автосалонам бесконечно, и уже просто все работают в минус. Например, BMW, Mercedes-Benz или Audi ежегодно снижают цены, лишь бы обогнать конкурента. В итоге теряют все — и производители, и дилеры. Я считаю, что с точки зрения качества, подхода, анализа, понимания в России серьезный автодилерский бизнес. И это очень тяжелый бизнес. В США если вы покупаете автосалон, то 3-5% годовых вы платите. У нас ставки 20%. Поэтому, естественно, вам приходится думать на порядок больше. Зарабатывать больше денег, чтобы минимизировать расходы.

Почему в 2013 году группа «Эла» купила «АвтоСпецЦентр»? Хотели захватить долю рынка?

Этой цели не было. Мы смотрели активы, которые сильно недооценены и имеют потенциал роста в два-три раза. В АСЦ мы увидели, что есть такой потенциал, поэтому взяли. И еще мы руководствовались тем, что более 50% брендов АСЦ были премиальными, найти их очень тяжело.

В 2012 году у ГК «Эла» было 7 автодилерских центров и выручка 11,2 млрд руб., тогда как у АСЦ — 19 центров и выручка 32 млрд. Как вам удалось купить компанию более чем в два раза больше, чем ваша?

У нас показатели финансовые были лучше, чем у АСЦ. Я просто показал банкам, что мы делаем со своей компанией и что мы можем делать с АСЦ.

Прошло два года, инвестиция окупается?

Нормально окупается. Мы досрочно вернули значительную часть кредита.

В этой сделке вы выкупали акции у существующих акционеров. Вас не останавливало то, что эти деньги уходят из компании, а вам придется снова инвестировать?

Особо не нужно было инвестировать, потому что у АСЦ практически долга не было. Мы переоформили кредит, кое-какие банки перекредитовали, которые после сделки почему-то боялись.

На покупку акций АСЦ вы брали кредит на $170 млн в Московском кредитном банке (МКБ)? Что в залоге?

Да, в МКБ. Изначально было 100% акций АСЦ заложено.

На рынке говорят, что вы дружите с основным владельцем МКБ Романом Авдеевым.

У нас чисто рабочие отношения. Банк доволен нами. Проблем с нами нет, все обязательства мы перевыполняем, по обороту, по возврату.

Есть возможность взять в МКБ льготный кредит на новые M&A?

Мы ведем переговоры. Пока непонятно, что с рынком. Был момент, когда мы думали еще сделки провести. А сейчас решили подождать, потому что активы еще подешевеют и можно будет еще дешевле купить.

Вы интересовались «Независимостью»?

Да, интересовался. Я не могу и не хочу это комментировать. Ею интересовались многие.

Но с «Независимостью» может что-то сложиться?

У нас много с кем может сложиться. Я не могу пока сказать с кем, потому что непонятно, что на рынке будет.

В 2014 году вы купили семь салонов «Мега Авто», как сообщалось, более чем за 1 млрд руб. Кредит на эту сделку тоже предоставил МКБ?

Да. Они просто нас знают. А мы почему с ними — потому что они очень быстро принимают решения и с ними просто легко. У нас есть еще один партнер — Транскапиталбанк.

У вас какие ковенанты по займам? В кризис не столкнулись с проблемами по их выполнению?

Пока мы идем в плане по прибыли. Сейчас начинается самая острая фаза кризиса.

В мае достигнуто дно продаж? Или падение продолжится?

Я думаю дна можно достигать в течение двух лет.

Когда ЦБ повысил ключевую ставку, у вас сильно повысилась стоимость привлечения средств?

Конечно, естественно, как и у всех.

Ваши конкуренты говорили, что у них примерно на том же уровне осталась, несколько процентов подняли, и все.

У нас три крупных партнера: Volkswagen, Renault-Nissan, Kia-Hyundai. Финансирование всех стоков идет от Volkswagen Bank, Renault-Nissan Bank и других. Как только кризис жахнул, они подняли ставки. Машины все они нам поставляют, у нас есть рассрочка, месяц или два, потом у них счетчик работает. Они подняли ставку кредита на закупку автомобилей до 23%. Это сделали даже западные кэптивные банки, у них рисков никаких нет. Они дилеру дали машины, посчитали проценты, и дилер заплатил. У них риска невозврата вообще нет. При этом у нас тоже есть банки, которые на считаные проценты подняли. Но все равно средняя ставка уже у нас была 19%.

А потребкредиты еще хуже. Был момент, когда они вообще поднялись до 30%. Сейчас потребкредиты дотируются, они где-то есть и 7%, и 9%. Но этот кредит дается всего на год, а вы должны 50% сразу заплатить.

Какие инструменты господдержки помогают рынку больше всего?

Никакие.

А утилизация?

Она пока поработала месяц-два. Судя по итогам апреля, не очень помогает. Рынок падает и падает. Май еще хуже.

Какие у вас результаты по 2014 году и по первому полугодию текущего года?

Мы значительно ниже падаем, чем рынок. И есть бренды, в которых мы вообще не падаем.

Это премиальные марки?

Не только, есть и массовые. Есть разные стратегии, есть стратегия корейская — у них прибыль не в приоритете, главное, долю рынка увеличивать. Есть стратегия Volkswagen, они не хотят даже свою долю удерживать. Они хотят, чтобы дилерская сеть сохранилась и какая-то прибыль была. Поэтому аналогичные машины Skoda Rapid и Hyundai Solaris раньше стоили одинаково, а сейчас Rapid на 20% дороже стоит.

Сколько будет продано машин в 2015 году?

Ассоциация европейского бизнеса считает, что будет продано 1,9 млн машин, а я думаю — 1,4 млн. Какие-то бренды идут, какие-то не идут. Просто народа с деньгами нет. Например, возьмем апрель. Мы в кредит продали 50% автомобилей и все равно упали. Это о чем говорит? Что людей с наличными все меньше и меньше. Вторичный рынок, как ни странно, в апреле резко поднялся.

Автобизнесу не хватает господдержки?

Бизнесу не нужна поддержка, бизнесу нужно не мешать. Как только вы любой шаг делаете, вас тормозят и говорят, нет разрешения, и так далее. Нужно не мешать на муниципальном уровне.


В дайджесте размещен фрагмент интервью, опубликованного на сайте газеты «Коммерсантъ» 01.07.2015

Авторы: Владислав Новый, Яна Циноева

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

2 Июля 2015
  • Комментарии 0
  • Посещений 4753

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте