Объекты недвижимости, используемые в качестве автосалонов, несут риски, но и дают новые возможности дилерам. Об этом рассказал управляющий партнер компании ILM – консультанта по продаже и аренде коммерческой недвижимости в Москве – Андрей Лукашев


– Как обстоят дела на московском рынке коммерческой недвижимости, используемой автодилерами, сегодня?

– В московском регионе за последние годы было выставлено на продажу порядка 50 объектов, которые использовались в качестве дилерских центров. Тенденция освобождения пло­щадей таких объектов стала заметна в конце 2014 года, но при­обрела массовый характер в течение последних нескольких лет. Также отмечу, что в этом году не было усиления этой тен­денции.


– Какую площадь имеют эти объекты?

– От 5 до 15 тыс. кв. м.


– Что это за объекты, что-либо их отличает от других зда­ний автосалонов?

– Это объекты, которые, как правило, не очень удачно распо­ложены с точки зрения трафика и имеют низкое качество проектирования. Некоторые из них сочетают в себе оба этих фактора.


– Поясните, пожалуйста, что означает «некачественно спроектированы».

– Объекты коммерческой недвижимости имеют много пара­метров, от которых зависит их привлекательность на рынке. Если в совокупности эти параметры снижают эффективность бизнеса или сдерживают его развитие, то обладающие ими объекты можно отнести к категории некачественно спроекти­рованных.

Коммерческая недвижимость может быть низколиквидной по разным причинам. Например, она может быть построена с шагом колонн 4 на 4 или по проекту, в который не была зало­жена концепция дилерского предприятия, работающего с мак­симальной эффективностью. Другими словами, из-за того, что изначально не была выбрана правильная концепция профили­рования. Так часто строят загородную недвижимость: возво­дят дом, потом что-нибудь достраивают, и в итоге получается нечто странное. Кстати, подобных объектов на рынке даже среди действующих автосалонов очень много. Еще один при­мер: здание, которое изначально было построено не как авто­салон. Да, некоторые из таких строений используются пред­приятиями, продолжающими успешно работать, но это зача­стую обеспечено локацией с высоким трафиком.

Но вернемся к тем многочисленным объектам, которые выстав­лены сегодня на продажу. Насколько мне известно, многие дилерские компании, которые их арендовали, столкнулись со значительным снижением доходности своего бизнеса и попы­тались оптимизировать расходы на аренду. В связи с этим у них возникли разногласия по ставке аренды и коммерческим условиям с собственниками объектов. Не договорившись, они отказались от дальнейшего использования площадей. После этого собственники объектов пытались сдать их по выгодной цене, но так и не смогли привлечь арендатора. Подобные объекты есть, например, на МКАД в Вешках, в Нагатино, неда­леко от технопарка «ЗиЛ».

Как результат, мы видим, что значительная часть этих соб­ственников не смогла выполнить взятые на себя кредитные обязательства, вследствие чего принадлежащие им активы, находящиеся в залоге, перешли банкам. Подобная история произошла со зданием, которое находится на третьем транс­портном кольце, в районе Бережковской набережной. 26 тысяч кв. м его площади было отведено для бизнес-центра и 7 тыс. кв. м – под автосалон. Бизнес-центр удалось запол­нить арендаторами по ставкам на уровне 15 тысяч рублей, автоцентр же поработал с перерывами, меняя бренды, и вот уже полгода стоит пустой. Спрос на такую недвижимость минимальный. Потому что, как я уже говорил, падает доход­ность дилерского бизнеса, меняется рынок, потребление, и эти объекты не находят новых арендаторов из автобизнеса.


– Правильно ли понимаю, сегодня даже среди недвижимости с работающим дилерским бизнесом, много объектов, на которые низкий спрос на рынке?

– Да, их доля большая. Скажу даже больше, я знаю только две компании, которых интересуют здания бывших автосалонов. То есть если говорить в целом, объекты дилерского бизнеса не представляют большого интереса для инвесторов. К нам при­ходят собственники этих объектов и спрашивают, что можно сделать, чтобы повысить их привлекательность.


– И что Вы им говорите?

– Обычно немного. Потому что в большинстве таких случаев может помочь только перепрофилирование, которое позволит использовать объект в других целях. А для этого нужно деталь­но изучать объект и делать анализ локации и спроса. Только после этого, оценив все за и против, мы можем дать рекоменда­ции и приступить к разработке и реализации новой концеп­ции. Один из примеров успешной реализации таких проек­тов – перепрофилирование здания автосалона под магазин одного крупного сетевого ритейлера. Акционер объекта остал­ся доволен. Бывает, что площадь автоцентра сокращается, а высвобожденные площади перепрофилируются.


– В период снижения доходности дилерского бизнеса собствен­ники объектов недвижимости, сдаваемой в аренду под автосало­ны, могут сменить арендатора и перепрофилировать недвижи­мость?

– Да. Особенно в нынешних условиях, когда меняется рынок. Его изменения уже помогли некоторым собственникам ком­мерческой недвижимости отказаться от сотрудничества с дилерами, перепрофилировать объект и увеличить его доход­ность и капитализацию.

Тенденция следующая – мы все ценим время и хотим, чтобы все было в шаговой доступности, или была быстрая доставка. Проводя исследования и опрос наших клиентов, мы выяснили, что значительно вырос спрос на услуги тех компаний, которые могут обеспечить доставку товара в течение нескольких часов или как минимум в день заказа. В связи с этим на рынке растет спрос на склады последней мили и дарксторы. Пандемия уско­рила эту тенденцию, потому что она придала новый импульс развитию онлайн-торговли.

Несколько лет назад я наблюдал, как в США торговые центры, которые находились в пригородных зонах крупных городов, например в Чикаго, перепрофилировались в склады последней мили. Эта тенденция затронула Москву. Здесь земля дорогая и в последние два года стали развиваться многоэтажные скла­ды. Есть дилерские центры, которые очень близки по концеп­ции к таким складам.

За последний год ставки аренды на склады последней мили выросли более чем на 10%. При этом спрос растет, а предложе­ние остается сильно ограниченным. Ставка аренды дарксторов в сделках, которые мы заключали с крупнейшими российски­ми компаниями, занимающимися электронной коммерцией, достаточно большая – выше 9 тысяч рублей за 1 кв. м в год. Это позволяет с уверенностью смотреть на будущее развитие таких проектов.


– Как еще можно перепрофилировать объекты дилерского биз­неса, учитывая тенденции, которые мы сегодня видим на рынке?

– Второе направление – это гибкий офис, коворкинг. Да, некоторые дилерские центры имеют три-четыре этажа. Это усложняет заполнение таких объектов. Но если локация имеет высокий трафик, есть развитая окружающая инфраструктура, и объект качественно перепрофилировать, то перспективы могут быть очень хорошие.


– Но стоимость аренды офисов не растет?

– Да, сейчас не растет. Но тем не менее это перспективное, активно развивающееся направление.


– Судя по всему, в Москве с ее плотностью застройки склады последней мили и дарксторы нужны почти везде. Поэтому они наиболее вероятный способ реконцепции бывшего дилерского центра. Я не ошибаюсь?

– Нет, все верно. В Москве население распределено более или менее равномерно. А если люди живут везде, значит и спрос существует везде. Но, разумеется, интенсивность развития такого типа бизнеса в разных районах будет отличаться. Он сильнее растет там, где есть наиболее платежеспособный спрос. Исходя из этого, наиболее перспективные для него лока­ции находятся на западе, юго-западе и северо-западе города. Соответственно, на востоке и юго-востоке он будет наименее привлекательным. Там, где есть большой спрос, есть спрос и на объекты с большой площадью.


– Очевидно, что и дилеры, приобретающие недвижимость, долж­ны учитывать эти тенденции.

– Абсолютно так. Очень важно видеть перспективы рынка и понимать то, насколько локация, на которой расположен объект, соответствует этим перспективам. Нужно знать соот­ношение спроса и предложения. Кроме этого, проект должен быть как можно более гибким. Или, говоря другими словами, многофункциональным. Он должен быть спроектирован так, чтобы в случае необходимости его можно было с минимальны­ми потерями перепрофилировать для сдачи в аренду. То есть он не должен иметь узкое целевое назначение.

Примерно год назад в автосалоне Mercedes-Benz на Ленинградском проспекте завершилась реконцепция, в кото­рую было вложено около 5–6 миллионов евро. Это довольно крупная сумма, но объект стал гораздо более функциональ­ным. Там есть и бизнес-центр, и общие зоны, и кафе. Таким образом, он стал гораздо более привлекательным для инвесто­ров.

Для того чтобы знать, насколько объект может быть функцио­нальным, требуется его детальное изучение: определение допустимой нагрузки на перекрытия, расчет шага колонн, высоты потолков и многого другого. Важно также понимать, что каждый объект недвижимости по-своему уникальный. Конечно, можно использовать шаблон, но тогда в будущем соб­ственник может потерять значительную часть дохода. Вот представьте, у вас объект площадью 10 тысяч кв. м. Допустим, он мог бы давать 150 миллионов рублей выручки в год, а при­носит 100-120 миллионов. Это ощутимая разница. То есть вы теряете до 50 миллионов рублей в год. При этом стоимость актива будет ниже уже минимум на 500 миллионов рублей, потому что мультипликатор составляет порядка 10% от выруч­ки. При более высокой стоимости актива вы можете взять в кредит большую сумму в банке для расширения бизнеса.

Но и конечно, все мы понимаем, насколько важна для бизнеса хорошая локация. Сегодня дилерские центры, которые распо­ложены в привлекательных местах с точки зрения трафика и окружающей инфраструктуры, например на пересечении МКАД и Рублевки, на Ленинском и Ленинградском проспектах, и которые спроектированы качественно, имеют хорошую цену на рынке коммерческой недвижимости. Но такие объекты и выставляются на продажу крайне редко.


– Какие риски есть на рынке коммерческой недвижимости сегодня?

– Ключевой риск – потеря пассивного дохода. Владелец, инвестор ожидают получать 10-15% годовых от своей коммер­ческой недвижимости. Но в последнее время этот показатель существенно ниже. Растут налоги на недвижимость, стоимость аренды земли, коммунальные платежи, лютуют различные проверяющие инспекции. Все это приводит к росту расходов, но доходы как минимум не растут. Вместе с тем многие банки действуют очень агрессивно. Они конвертируют активы даже при нарушении сроков оплаты платежей.

В 90-е и начало 2000-х прибыли арендодателей бурно росли. Но сегодня возникают новые вызовы, требующие менять модели развития, выстраивать перспективные концепции и проводить перепрофилирование. Многие просто оказываются неготовы­ми к этому.

– Но во сколько в среднем может обойтись реконцепция дилер­ского центра, как понимаю, сказать сложно?

– Очень много различных нюансов. Реконцепция может обой­тись всего лишь созданием одного дополнительного перекры­тия и организацией отдельного входа в здание. Но может потребовать гораздо более сложных работ. Бывает, что объект лучше снести и создать на его месте что-нибудь новое, возмож­но, концептуально совершенно иное. Например, мы рассматри­вали вариант переделать в бизнес-центр здание бывшего авто­салона в Мякинино на МКАД. Но возле него нет метро, нет перехода через МКАД, нет заезда с МКАД. В итоге мы сделали вывод, что лучше снести его. На московском рынке аналогич­ных объектов десятки.


Дмитрий Панов

Интервью было опубликовано в журнале «АвтоБизнесРевю»
№12 за 2020 год.

5 февраля 2021
  • Комментарии 0
  • Посещения 20292

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте