Алексей Бородавин: «Нынешний кризис требует не пересмотра, а ускорения реализации стратегии»


Российский автомобильный рынок в 2019 году показал отрицательную динамику, и ожидалось, что в 2020 году его снижение продолжится. Но вряд ли кто был готов к столь драматичным весенним событиям, приведшим к падению рубля и обвалу рынка из-за ограничения работы автосалонов в стране. Более того, как полагают многие эксперты, возникшая ситуация сильно повлияла на модель взаимодействия клиента с автодилером, в связи с чем рынок ждут в краткосрочной перспективе значительные перемены. Своим мнением о ситуации в отрасли делится директор департамента автокредитования Русфинанс Банка Алексей Бородавин


– Какое влияние оказало прекращение работы дилерских центров в ряде регионов России на сегмент автокредитования в Вашем банке?

– Объем автокредитования банка в регионах, где автосалонам разрешили работать, снизился значительно – в разы. Но все же это сокращение оказалось существенно меньше, чем там, где дилерские центры были закрыты. Например, в Москве количество сделок по новым автомобилям в первой декаде апреля, можно сказать, было единичное. Сегодня самые большие продажи у нас в Уральском и Приволжском округах. В целом по стране в первые дни апреля в Русфинанс Банке доля заявок на автокредиты составляла лишь 5% от общего количества, если сравнивать с началом марта. В конце апреля их доля выросла до 45-50%, продажи в денежном выражении составили 15-20% от мартовских показателей в том периоде.


Сейчас сложно прогнозировать, и тем не менее, какие-либо прогнозы у Вас наверняка есть…

– Считаем, что в 2020 году рынок новых легковых автомобилей и LCV сократится до 1,2 миллиона единиц. Во II и III кварталах будет снижение, вызванное рядом факторов: реализацией в январе-марте «отложенного спроса» на фоне завершения программ «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль» (со второй половины апреля они возобновились) и ослабления рубля, ситуацией вокруг налога на доходы по вкладам и, конечно, тем, что многие теперь займут выжидательную позицию. В IV квартале наметится некоторое восстановление. Это не самый негативный сценарий из тех, которые озвучивались. Мы ожидаем, что будут запущены государственные механизмы поддержки спроса, автопроизводители тоже введут ряд стимулирующих программ, поскольку им необходимо загружать производство.

Думаем, что у банка по итогам года объем продаж автокредитов в денежном выражении уменьшится на 20%. Снижение произойдет в основном в сегменте кредитования новых автомобилей. В сегменте автомобилей с пробегом динамика будет близка к нулю, так как падение вторичного рынка окажется не сильным – в пределах 1-2%. Продажи подержанных машин могут получить дополнительный импульс из-за увеличения цен на новые автомобили и замедления экономического роста. Кроме того, в сегменте автомобилей с пробегом в прошлом году мы оптимизировали свои внутренние процессы, разработали ряд специальных кредитных программ, ставки по которым сопоставимы с предложением на новые автомобили, что позволило нам выйти на лидирующие позиции.


– Деятельность Вашего банка сейчас имеет выжидательный характер или же Вы решили пересмотреть стратегию развития?

– Мы не планируем пересматривать стратегию развития. Необходимость изменения модели взаимодействия с клиентом и перевода услуг в цифру возникла достаточно давно. Все это было учтено при формировании стратегии на текущий год. Нынешний кризис требует не пересмотра, а ускорения реализации стратегии. То, что планировалось сделать в ближайшие пять лет, придется выполнить за три года. Это – автоматизация каналов продаж и снижение расходов на них, интеграция с CRM партнеров. Нам предстоит сократить операционные расходы на ведение бизнеса. Мы уже начали делать это.


– Нынешний кризис указывает на какие-нибудь новые риски, вызовы? Увидели ли Вы для себя новые возможности в этой ситуации?

– Риском назвал бы слишком быстрое развитие тенденций, которые есть на рынке сегодня. Это может привести к тому, что не все успеют оперативно перестроить свой бизнес.

Возможности – это, во-первых, возникновение условий, способствующих развитию существующих и внедрению наших новых цифровых решений, и рост спроса на эти решения. Во-вторых, это уход с рынка автокредитования тех игроков, для которых он не был ключевым, но для выхода на который они создавали «ценовые войны», шли на расширение риск-аппетита, ухудшая условия тем, для кого этот бизнес основной.


Дмитрий Панов

26 Мая 2020
  • Комментарии 0
  • Посещения 6765

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте