Маркус Озегович: Не видим смысла производить здесь Bentley

Ежемесячно статистика отмечает сокращение спроса на автомобили в России, покупателей в автосалонах становится все меньше и меньше. Автоконцерны сокращают расходы на персонал, логистику и, конечно, заставляют производителей комплектующих снижать цены, рассказал РБК генеральный директор «Фольксваген Груп Рус» Маркус Озегович. Он четвертый год руководит российским подразделением одного из крупнейших автопроизводителей, за это время он успел пережить взлет рынка и его падение.

Покупки с оглядкой на друзей

Российский рынок пока развивается по пессимистичному сценарию: продажи автомобилей группы Volkswagen в январе-мае снизились на 10%. Какие результаты вы ожидаете получить к концу года?

Мы действительно находимся в ситуации кризиса на рынке и, может быть, в самом его начале. По понятным причинам государству приходится сейчас сосредоточиться на политике, но иногда следовало бы обращать внимание на создание экономической стабильности внутри страны. По сравнению с остальным рынком группа Volkswagen демонстрирует хорошие результаты. Skoda с новыми моделями продается хорошо. Продажи Polo до сих пор высокие.

Как вы думаете, как рынок мог бы измениться при поддержке правительства?

Прошлогодняя программа льготного автокредитования оказалась эффективной. И если бы она могла быть расширена, чтобы с ее помощью можно было покупать более дорогие машины, это был бы очень эффективный метод. После ввода программы утилизации в 2009 году автопарк в России также значительно обновился.

Если падение продаж автомобилей Volkswagen составит к концу года 10%, какова будет ситуация с остальными брендами концерна?

Бренд Audi относится к премиум-сегменту, а он стабилен, продажи не падают, и мы ожидаем примерно одинаковых результатов по сравнению с 2013 годом. У Skoda обновленная линейка, для этой марки доля рынка в 4% вполне достижима.

Доля рынка группы Volkswagen в целом за пять месяцев этого года достигла 11%. Вы занимаете третье место после альянса Renault-Nis­san-АвтоВАЗ и Hyundai-Kia.

Долгосрочная цель – занять 15% российского рынка. Это соотносится с объемами нашего локального производства в России. Когда рынок восстановится, но только не спрашивайте когда, в России вполне есть потенциал для продажи 3 млн машин ежегодно. Таким образом, легко можно посчитать, сколько составит целевая доля рынка в 15%. Мощность нашего производства в стране – 350 тыс. машин в год, остальные 100 тыс. будут импортироваться.

В чем, с вашей точки зрения, сходства и различия европейского и российского рынков? Почему наш рынок продолжает падение, а европейский растет?

После кризиса 2009 года у нас был огромный рост в России. В 2010-2011 годах мы выросли на 74%, в то время как рост рынка составил 40%. А год спустя Volkswagen увеличил продажи на 40%, когда рынок вырос на 10%. Конечно, произошло насыщение рынка новыми машинами. Затем выросла стоимость потребительских кредитов, и это заставило покупателей подождать с приобретением следующей машины.

Основные различия между Европой и Россией в том, что в Старом Свете у людей, как правило, есть сбережения, на которые можно купить машину. Плюс хорошие лизинговые программы и более дешевые кредиты. Поэтому когда там наступает кризис, рынок падает на 3-5%. Покупка машины в России – в большей степени импульсивное решение. Люди хотят приобрести новую машину, если у друзей новая машина. Но в то же время, если у моих друзей нет новой машины, мне она тоже не нужна. Поэтому при кризисе рынок в России падает на 15-20%. Это просто различное покупательское поведение.


В дайджесте размещен фрагмент материала, опубликованного на портале «РБК Daily» 26 августа 2014 года.

Автор: Анатолий Темкин, Денис Ильюшенков

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

26 Августа 2014
  • Комментарии 0
  • Посещений 1550

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте