Бу Андерссон: «Я подхожу к завершению карьеры»

На ближайшем совете директоров АвтоВАЗа в марте может быть поставлен вопрос о досрочном расторжении контракта с президентом АвтоВАЗа Бу Андерссоном. В интервью РБК Андерссон рассказал о своих провалах и достижениях.


Я слышал, что принятие бюджета-2016 затянулось — в ноябре совет директоров не проголосовал за него?

Мы презентовали совету директоров очень пессимистичные прогноз на 2016 год. Это значит — сокращение рынка, уменьшение выпуска машин. Мы показали, что готовимся к низким объемам производства и продаж. Весь российский рынок оценили в 1,3 млн новых машин. Нет никакой нужды рисовать радужные планы. Так же в текущей экономической ситуации мы не можем гарантировать выполнение плана по прибыльности. В итоге совет директоров бюджет пропустил, но решил делать его ревизию и актуализацию каждые три месяца.

Когда следующая битва?

В марте.

У вас есть карт-бланш на принятие всех необходимых решений? Если потребуется сокращать кадры, модели...

Я — генеральный директор, и у меня есть карт-бланш на необходимые решения. Раз в месяц я езжу в Москву на встречу с Сергеем Чемезовым. И так же раз в месяц — у меня видео-конференция с Карлосом Гоном.

В СМИ много писали про сокращения и реакцию на это со стороны российского акционера АвтоВАЗа. Я поднимал эту тему в разговоре с российским и французским акционерами еще в июне: давайте обсудим как и когда мы будем это делать.

Сокращения — всегда непростой вопрос, но экономика в автопромышленности очень прозрачна, вы всегда видите где и сколько тратите. Равно как непростой вопрос — ценовая политика.

Вопрос о сокращениях был подхвачен медиа, потому что губернаторы, как правило, обсуждают его в администрации президента, тем более перед выборами...

Рабочие отношения не означают отсутствие здоровых конфликтов и споров. Я показал совету директоров и акционерам в абсолютно прозрачных цифрах, сколько нам нужно людей. Естественно, мы говорили о том, что достичь этой численности надо не завтра — в запасе еще было время.

Кроме того, на каждом предприятии — своя ситуация. В Ижевске — это сборочное производство и все. А в Тольятти у нас три направления. Сборочные линии — там уже немного рабочих. Затем шесть предприятий: двигатели, коробки передач, шасси, штамповка, пластики и металлургия. Там больше людей чем на сборке. И вспомогательные функции: к примеру, в Тольятти на заводе — своя пожарная бригада, а в Ижевске ее нет, и последнее мне нравится как менеджеру. Эти вопросы мы и обсуждали с акционерами.

Это был открытый диалог. Сначала мы проговорили это с собственниками, потом тот же вопрос вынесли на совет директоров. Мы договорились, что пяти тысячам человек предложат выйти на пенсию — у них уже есть такая возможность. Затем, конвейер будет с 15 февраля работать четыре дня в неделю. Это значит, что все, включая меня будут получать 80% оклада.

Вы работали с Олегом Дерипаской — президентом группы ГАЗ, сейчас — с Чемезовым. Когды вы чувствовали себя свободнее?

Чувствую ли я ответственность за решения, которые принимаю — да. Могу ли я просто так уволить полпредприятия? Не думаю.

Как выглядит заседание совета директоров? У вас есть там оппоненты или те, кто особенно пристально следит за вашей работой?

Совет директоров у нас самый обычный. Его интересуют инвестиции, расходы и доходы, стратегия. Например, там есть представитель Внешэкономбанка, понятно, что его интересует.

Сколько лет вы бы хотели проработать на АвтоВАЗе?

Мне 60 лет и я уже подхожу к завершению профессиональной карьеры. Мне хочется сделать АвтоВАЗ успешным и прибыльным.


В дайджесте размещен фрагмент материала, опубликованного на портале РБК 04 марта 2016 года.

Авторы: Петр Кирьян, Роман Асанкин

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

7 Марта 2016
  • Комментарии 0
  • Посещений 2358

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте