Максим Агаджанов: «Наша задача – наращивать долю»

Экономические проблемы из-за коронавируса постепенно отражаются не только на реальном бизнесе, но и лизинговых компаниях. О том, в каких сегментах наблюдаются наибольшие сложности, о предоставленных клиентам льготах и логике покупки автолизинговой компании «Каркаде» «Ъ» рассказал генеральный директор «Газпромбанк Лизинга» Максим Агаджанов.


В связи с изменившимися внешними условиями, в том числе снижением ключевой ставки ЦБ, меняется ли лизинговая ставка для ваших клиентов?

Опять же вопрос нужно разбить на два: по корпоративному сегменту и по розничному. В корпоративном блоке наши клиенты — это крупные и крупнейшие предприятия реального сектора экономики. Они сами выбирают: либо это фиксированная ставка на весь срок договора лизинга, либо же это ключевая ставка плюс какой-то процентный пункт. В последнее время на фоне снижения ключевой ставки обычно лизингополучатели выбирают именно подход «ключевая ставка плюс». Впрочем, наш клиент всегда может перейти и на фиксированную ставку. В то же время ставки очень зависят от кредитного качества клиента, сроков финансирования, аванса, который готов заплатить лизингополучатель, самого предмета лизинга.

А если говорить про розничный сегмент?

Про автолизинг? Мы, наверное, последними из крупнейших лизинговых компаний вошли в сегмент. Это конкурентный, сформировавшийся рынок. Здесь нужно конкурировать не столько ставками, сколько условиями. Нужно было выстроить риск-модель и отладить технологии, чтобы мы, как наши конкуренты, могли принимать решения по выдаче предмета лизинга в течение одного дня. И нашей компании, которая всегда работала в сегменте «крупный и крупнейший бизнес», это было очень тяжело сделать. Войдя на рынок, мы не могли себе позволить демпинг, косты в нем и так слишком велики. Мы понимаем, что для увеличения маржинальности нужно развивать дополнительные услуги. Мы внедрили юридическую помощь, страхование, помощь на дорогах и прочие опции, за счет которых продукт стал полноценным. В результате изменения ставок не произошло.

Как сейчас чувствует себя автолизинг в целом?

Сейчас, конечно же, сократилось количество лизинговых договоров. Закрылись автосалоны — продаж почти нет. Также автопроизводители в Европе и в России встали, соответственно, нет поставок некоторых моделей. В сегменте малого и среднего бизнеса произошло сокращение доходов, что, безусловно, сказалось на платежеспособном спросе. Впрочем, мы не ожидаем очень уж большой просадки по году: группа рассчитывает на восстановление спроса. Физические лица сокращают расходы, в том числе за счет зарубежных поездок, и высвободившиеся средства могут потратить на автомобиль. На фоне снижения ключевой ставки лизинговые ставки также будут снижаться. Все эти факторы приведут к восстановлению спроса. План по автолизингу до конца года — нарастить портфель до 50 млрд руб.

Каков ваш прогноз по рынку в целом?

Я думаю, что в целом рынок автолизинга по итогам года просядет на 20%, возможно, на 30%. Наши клиенты не физические лица, а юридические: какой-то бизнес сильно снизил доходность, но какой-то и вырос. Например, хорошую динамику показали компании по доставке продукции, многие сети начали развивать свои сервисы по доставке, есть и большие компании, которые осуществляют логистику в масштабах всей страны. Им всем нужны автопарки, а это рождает спрос. Мы, кстати, даже видим, что часть клиентов, которые просили отсрочку по платежам, уже начинают восстанавливаться.

«Газпромбанк Лизинг» во многом вошел на рынок автолизинга со сделкой по покупке «Каркаде», которая закрылась совсем недавно. В нынешних условиях не кажется, что вы поспешили с покупкой?

Не соглашусь, что мы вошли на рынок автолизинга за счет сделки с «Каркаде». Все-таки «Газпромбанк Автолизинг», который входит в группу, работает на рынке уже два года, присутствует в 27 городах и первый квартал 2020 года закрыл с объемом нового бизнеса 3,9 млрд руб.

Что касается «Каркаде», то это рыночная, качественная компания, с достаточно большой долей рынка, с хорошей экспертизой и менеджментом. Она привлекала средства во многих коммерческих банках, а также выпускала облигационные займы. В «Каркаде» есть такие направления, которых у нас не было (например, финансирование такси, каршеринга), поскольку мы до покупки этой компании только начали выходить на автолизинг и все делали поступательно, пытаясь не брать на себя высокие риски. Поэтому в том числе это приобретение стало покупкой опыта, покупкой рыночной доли. Сейчас мы как раз заняты тем, чтобы найти синергию между «Газпромбанк Лизингом» и «Каркаде».

Но вы сами сказали, что рынок автолизинга упадет на 20-30%. Значит, скорее всего, денежные потоки от «Каркаде» будут не такими, как вы рассчитывали. Цена компании не выглядит теперь завышенной?

Рынок, да, действительно упадет. Но останутся и, возможно наоборот, прирастут опытные компании, которые умеют работать, которым доверяют как клиенты, так и другие контрагенты, например банки. В автосалонах существенно сократилось автокредитование, ГПБ в этой сфере хорошо работает. Мы совместно с банком понимаем, что входим в новый для себя сегмент, розницу. Поэтому для нас это продолжение стратегии всей финансовой группы по развитию розничного направления.

Если автокредитование постепенно сбавляет темпы (одобрения со стороны банков значительно сократились), то этот объем так или иначе перетечет к лизинговым компаниям. Мы и другие крупнейшие игроки лизингового рынка как минимум останемся при своих объемах, а то и нарастим.

Компании же, которые финансировались во внешних банках и вели более агрессивную риск-политику, возможно, столкнутся с невозможностью выплачивать кредиты, что найдет отражение в операционной деятельности. К тому же, надо понимать, что «Каркаде» работает с премиальными брендами, а это рынок, который не просел.

И не просядет?

Несмотря на то что в премиальном сегменте больше маржинальность, его доля в общем объеме российского автолизинга небольшая. К тому же в верхнем ценовом сегменте предложение ограниченно: сколько было выделено на Россию автомобилей Porsche, например, столько их и продолжат выделять. Поэтому никакого падения здесь, скорее всего, не произойдет.

То есть вы получаете не столько портфель, сколько компетенции «Каркаде»?

Мы покупали и компетенции, и долю рынка. Автосалоны готовы предоставлять крупные скидки только при больших объемах продаж, это нам как раз обеспечивает «Каркаде» с уже существующими объемами. К тому же есть повторные продажи. То есть возвращающихся лояльных клиентов «Каркаде» мы также, по сути, купили. Иначе эволюционный путь, наращивание объемов и доли рынка могли занять три-пять лет. Мы, получается, этот срок «проскочили». Теперь наша задача — не навредить «Каркаде» и не разрушить то, что там уже есть. Мы будем помогать, и прежде всего финансированием.

Правильно ли мы понимаем, что вы на фоне кризиса планируете агрессивно наращивать долю рынка в автомобильном сегменте?

Кризис не кризис, в любом случае наша первоочередная задача — наращивать долю. Надо смотреть, что будет происходить с рынком. Но при наличии платежеспособного спроса, наличии тех моделей автомобилей, которые востребованы, конечно, мы будем наращивать долю рынка. При этом упор сделаем на качественную и лояльную клиентскую базу.

Вы планируете дальнейшие покупки в автосегменте?

Нет, пока мы об этом не думаем. Нам бы справиться с тем, что уже приобрели: нужно интегрировать «Каркаде» в группу.


В дайджесте размещен фрагмент интервью, опубликованного в газете «Коммерсантъ» №102 от 10.06.2020

Авторы: Илья Усов, Ольга Никитина, Анастасия Веденеева

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

10 Июня 2020
  • Комментарии 0
  • Посещений 27457

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте