Фредерик Вюаран: «Уход из РФ даже не обсуждается»

Продажи Peugeot в России в кризисный год рухнули в четыре раза. Резко подорожавшие флагманские модели марки сделали их практически недоступными для целевой аудитории. А воспринять более премиальный имидж «французов» россияне пока не готовы. Чтобы удержаться на рынке, компании приходится жестко экономить. Почему концерн PSA ни за что не свернет свое присутствие в России в интервью «Газете.Ru» рассказал директор Peugeot, Citroen, DS по региону Фредерик Вюарен.


В кризисное для России время ряд компаний снижает свое присутствие, либо вовсе выводит не прибыльные марки с рынка. Сначала это были китайские бренды, потом, частично, General Motors. Потом Honda и Acura, которые кардинально меняют схему работы в России. Ряд аналитиков смотрят на PSA Peugeot Citroen и утверждают, что вы – на очереди. Будете ли вы уходить?

На выставке коммерческого транспорта в Москве мы представили свои новинки. Это наше будущее, потому что некоторые модели только запускаются. Поэтому говорить о том, что мы уходим и одновременно присутствовать на салоне — странно. Глава PSA Peugeot Citroen Карлос Таварес разделил мир на шесть зон. Та зона, где находится Россия, называется Евразия. И в ней Россия представляет 90 процентов продаж. Это приоритетная зона развития. Вот объяснение того, почему мы останемся в России. У России очень большой потенциал. Количество автомобилей на душу населения здесь в два-три раза меньше, чем в других странах с развитыми рынками.

Соответственно, когда в России вновь начнется подъем рынка, то он будет в два-три раза опережать европейские страны. Когда – это другой вопрос. Но те компании, которые однажды ушли с рынка, туда уже не вернутся, потому что это будет очень-очень дорого. Поэтому для нас это вообще не вопрос. Чтобы мы ушли из России? Это даже не обсуждается.

Но все-таки есть такие, компании, которые приходят и уходят.

Это оппортунисты, которые приходят и уходят с рынка. PSA не может себе этого позволить. У нас есть завод. Соответственно, мы здесь, и у нас другого пути нет. Мы верим в потенциал рынка.

То есть вы не сторонники, скажем так, американской стратегии?

Действительно, для американцев есть либо белое, либо черное. Они готовы обрубать свои отношения в случае необходимости. Но мы не можем так поступить. У нас есть сложившиеся отношения, есть сеть. Поэтому мы присутствуем здесь, и для нас другого пути нет. Мы знаем, что солнце взойдет, и будущее за нами.

Продажи всех автомобильных компаний резко рухнули. Как выживает бренд Peugeot?

Автомобильный рынок в России просел на 35%. При этом сегмент городских автомобилей, в которым мы представлены главным образом, просел сразу на 56%. Я имею ввиду модель Peugeot 408, которую собирают на нашем заводе в Калуге. Поскольку на 408-й приходится половина продаж Peugeot, то, естественно, они упали вместе с сегментом. С другой стороны, у нас есть автомобили, которые мы импортируем из Франции. Но курс евро совершенно не благоприятствует их продажам. Поэтому мы ограничили импорт этих машин. Тем не менее, мы остаемся в России, чтобы сохранить присутствие марки на рынке, чтобы продавать и быть рентабельными. Спасет нас именно рентабельность. Вся наша политика выстроена так, чтобы ее сохранить.

Но 540 проданных автомобилей в июле и чуть более 3,3 тысяч за восемь месяцев – как быть рентабельными с такими цифрами?

Эти цифры не совсем отражают нашу рентабельность. То есть кто-то может поставить знак равенства между результатом продаж и рентабельностью, но это не верно. Сейчас мы так перестроили нашу структуру и ее функционирование, чтобы сократить финансовые издержки и избавиться от излишних потерь. И так мы стали рентабельными, несмотря на то, что цифры говорят о том, что продаж мало.

То есть, эти результаты продаж пока нельзя назвать катастрофой?

Когда рынок сильно проседает так сильно, таких цифр не избежать. Конечно, они могли быть другими, при иной цене. Но тогда наши потери были бы очень сильны. То есть цифры были бы лучше, а потери — выше. Карлос Таварес заявил, что самое главное для нас – быть рентабельными. Пройдет несколько лет, к 2017-м году ситуация может измениться, а мы на это очень надеемся. И тогда мы посмотрим, как будем развиваться, пока же у нас только 2015-й год.


В дайджесте размещен фрагмент материала, опубликованного на интернет-портале Gazeta.ru 11 сентября 2015 года.

Автор: Алина Распопова

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

11 Сентября 2015
  • Комментарии 0
  • Посещений 3049

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте