Завод концерна Daimler AG «Московия», на котором будут выпускаться для рынка России автомобили четырех моделей Mercedes-Benz – седан Е-Klasse, GLE, GLC и GLS, – должен приступить к работе в I квартале 2019 года. В подмосковном индустриальном парке Есипово, где будет располагаться производство, уже возведено здание цехов и ведется установка промышленного оборудования. Для того чтобы узнать, чем будет отличаться новый российский завод от других предприятий по выпуску легковых машин глобальной производственной сети немецкого автоконцерна мы приехали в Есипово к генеральному директору «Мерседес-Бенц Мануфэкчуринг Рус» Акселю Бензе.


– Можно ли сказать, что российское предприятие будет самым эффективным среди всех заводов Daimler в мире?

– А почему вы допускаете, что оно может быть самым эффективным?


– Но разве у Daimler все новое – не более прогрессивное, чем предыдущее?

– Сравнивать завод, который будет построен здесь, с другими предприятиями нашей глобальной производственной сети не совсем корректно. Потому что, например, заводу в Штутгарте уже около 100 лет. За это время люди, работающие на нем, накопили колоссальный опыт, а российское производство только начнется.

Но если говорить про отдельные параметры эффективности, то некоторые из них будут лучшими. Здесь будут использоваться новейшие энергосберегающие технологии, поэтому будет лучший показатель энергетической эффективности. Также мы получим самую хорошую производственную гибкость, позволяющую быстрее, чем на других заводах Daimler, реагировать на изменение спроса, корректируя объемы выпуска всех четырех моделей.


– Сколько времени потребуется на этом новом заводе для коррекции производства, скажем, в сторону уменьшения в случае предотвращения затоваривания стоков?

– Три-четыре месяца. Но мы, все же, надеемся, что у нас будет происходить планомерное увеличение производства.


– Daimler еще не анонсировал, какие производственные мощности будут здесь.

– Мы не анонсируем такие данные.


– Почему? СМИ сообщают, что завод сможет выпускать до 25 тысяч автомобилей в год. Эта информация не ошибочная?

– Но мы сами никогда не придаем широкой огласке информацию, связанную с производственными планами, потому что ей могут воспользоваться конкуренты.


– Вы считаете, что они не узнают производственные мощности предприятия?

– Не могу это комментировать. Что же касается эффективности, о которой вы спрашивали, могу сказать так. Если сравнивать завод, который будет здесь, с другими такими же по размеру, то, да, он будет самым современным и эффективным. Если же сравнивать его с крупными, скажем так, основными заводами Daimler, такими как в Штутгарте, Таскалузе, Раштатте, которые имеют мощности в 15-20 раз больше, то, нет, он не будет самым прогрессивным.


– Завод будет работать только для локального рынка или же еще предполагается экспорт?

– Мы не исключаем экспорт. Но это вопрос далеко не ближайшей перспективы.

Перед каждым заводом в зависимости от региона Daimler ставит определенные задачи. Наша первая из наиболее важных задач, которую мы должны решить здесь – это обеспечить высокое качество выпускаемого продукта, отвечающее стандартам компании. Главная же цель, которую мы преследовали, решив создать это производство – стать ближе к российскому потребителю. Потому что для Daimler Россия – большой и очень важный рынок.


– На этом производстве будут использоваться какие-либо новые, прогрессивные технологии, которых нет на других предприятиях глобальной производственной сети Daimler?

– Да. Их две. Одна – это автопилотируемые тележки, которые будут доставлять компоненты на конвейерную линию. Эта технология с управляющей компьютерной программой, базирующейся на платформе обмена данными «Индустрия 4.0», объединяющей всю мировую производственную сеть компании, сделает обеспечение сборки более точным и эффективным. Вторая технология – one roof concept, означающая размещение всего производства под одной крышей. То есть все цеха сборки автомобилей будут находиться в одном здании. Это решение позволяет не только сократить пути передвижения между производственными участками, но и улучшить взаимодействие между всеми сотрудниками, а это, в свою очередь, повысит эффективность человеческих ресурсов. Другие технологии и оборудование не будут впервые внедренными, но они самые современные из тех, что использует Daimler на своих заводах в мире. Они уже доказали свою надежность и эффективность. Например, одна из них – это новейшая технология окраски кузовов.


– Сборочная линия будет одна?

– В целом, можно сказать, что да, одна. Она будет разделяться на две только в одном месте – в начале конвейера. Это связано с тем, что у выпускаемых моделей некоторые технологии производства отличаются.


– Есть ли такие технологии, которые компания не смогла использовать здесь по причине каких-либо локальных особенностей?

– В разных регионах есть свои особенности, например, климатические, которые требуют адаптации некоторых технологий. Но вас, вероятно, интересуют какие-либо ограничения, негативно влияющие на соблюдение технологических стандартов Daimler. Таких ограничений нет. Перед тем, как строить завод, мы очень внимательно изучаем локальные особенности, чтобы быть уверенными в том, что сможем обеспечить высокое качество продукции.


– Какую долю использования локальных компонентов Вы собираетесь достичь?

– Будем стараться локализовать как можно больше компонентов, но при этом не должно пострадать качество производимых автомобилей.


– В Вашем СПИКе разве не задана доля локализации компонентов, на которую завод должен выйти со временем?

– Да, этот параметр в него заложен. Но я не могу назвать его. Условия контракта конфиденциальные. И также хочу заметить, что ни одна компания не говорит о том, сколько компонентов собирается локализовать.


– Не соглашусь с Вами. Об этом заявляют официально, также как и анонсируют объемы производства. Можете сказать, какие детали могут быть локализованы?

– Шины, колесные диски, тормозные трубки, стекла, пластиковые компоненты… Локализованных деталей может быть много. Но то, что мы не сможем локализовать здесь, так это, например, производство кузовных деталей.


– Вас не устраивает качество местного металлопроката?

– Проблема не в этом. Штамповочное оборудование слишком дорогое для тех объемов производства, на которые рассчитан завод. Для нас будет выгоднее импортировать кузовные детали.


– Насколько понимаю, такие крупные узлы, как двигатель и трансмиссия, тоже не будут локализованы.

– Это так. Наша структура построена таким образом, что мы имеем большие заводы двигателей и трансмиссий, работающих на всю глобальную производственную сеть Daimler. Они будут обеспечивать и новое российское производство.

В ноябре прошлого года мы проводили День поставщика. На этом мероприятии собралось порядка ста производителей автомобильных компонентов. Сейчас мы ведем переговоры с шестьюдесятью из них. Возможно, что еще до запуска завода, который, по нашим планам, должен состояться в I квартале 2019 года, будут выбраны несколько партнеров. Если же этого не произойдет, то некоторое время будем импортировать в Россию все компоненты.


– Среди этих шестидесяти компаний есть ли те, которые не имеют производства в России?

– Да. Вполне возможно, что некоторые из наших глобальных поставщиков последуют за нами сюда со своими производствами. Как я уже говорил, мы будем сотрудничать здесь только с теми поставщиками, которые смогут выполнить наши требования, прежде всего связанные с обеспечением высокого качества продукта.


– В России есть производство, например, шин компании Continental, входящей в пул глобальных поставщиков Daimler. Возможно такое, что этот производитель не сможет выполнить Ваши требования здесь?

– Кроме Continental здесь также есть шинные заводы наших партнеров Michelin и Pirelli. Все они посетили День поставщика. Мы с ними находимся в процессе переговоров. Решения пока нет.


– Вы сказали, что решили построить этот завод, чтобы быть ближе к российскому покупателю. А разве это решение было принято не для того, чтобы сократить логистические и производственные издержки и снизить валютные риски?

– Решение построить завод в России никак не связано с валютными рисками.


– Но об этом решении стало известно почти сразу после обвала рубля в 2014 году.

– Мы, конечно, помним, что в 2014 году ослабление рубля привело к снижению спроса и росту издержек. Но вы также можете вспомнить, что новостная информация о том, что мы рассматриваем возможность создать в России производство легковых машин, появлялась и в 2004, и в 2005, и в 2006 годах – в период, когда рынок показывал стабильный и сильный рост.


– И тем не менее валютные риски не могут не заботить иностранные компании, работающие сегодня в России. А у этого завода, насколько я понял, зависимость комплектующих от валютного курса будет высокой.

– Да. Но сейчас курс достаточно стабильный, и мы не видим предпосылок, которые могли бы привести к его скачкообразным изменениям. Уровень инфляции невысокий.


– В таком случае Вы можете сказать, что в среднесрочной перспективе курс рубля не будет сильно колебаться?

– Не могу.


– Вне всякого сомнения, Ваш СПИК обеспечивает очень выгодные условия поставки комплектующих. Но Вы не хотите говорить об этом.

– Да, я не могу это комментировать (улыбается).


– Daimler долго определялся с выбором площадки для этого завода. И в итоге был выбран московский регион. Почему не санкт-петербургский? Ведь с точки зрения логистики он наверняка лучше.

– Проще сказать, почему мы выбрали Москву. Из-за ряда факторов, среди которых наиболее важный заключается в том, что московский рынок Mercedes-Benz – самый крупный в России.


– И еще, возможно, потому, что расположение завода в столичном регионе подпитывает имидж бренда, занимающего первое место в российском премиум-сегменте.

– Не думаю, что это важный фактор. Но могу сказать, что у нас очень хорошие отношения с российским правительством.

В последние годы наблюдается такая тенденция, что многие россияне начинают гордиться тем, что иностранные производители приходят в их страну. И многие россияне с нетерпением ждут появление первых, собранных здесь автомобилей Mercedes-Benz.


– Могу сказать и другое: в России есть и такие автовладельцы, которые считают, что автомобили Mercedes-Benz, собранные в России и Германии, будут иметь разное качество.

– У меня есть пятилетний опыт управления производством грузовых автомобилей на совместном предприятии «Даймлер АГ» и КамАЗ «ДК Рус» в Набережных Челнах. Я верю в то, что качество выпускаемых здесь машин будет не хуже, чем в Германии. А если бы не верил в это, то не сидел бы здесь перед вами. И я не понимаю, почему в России так думают, располагая хорошими университетами, инженерами, имея такое большое количество умных образованных людей…

У нас будет оборудование контроля качества выпускаемых автомобилей лучшее из того, что использует Daimler. За год до начала производства мы отправили будущих сотрудников этого завода на обучение и стажировку на другие предприятия производственной сети, чтобы они приобрели все необходимые навыки. Потому что ключевой элемент любого производства – это не роботы или технологии, а люди с их опытом и знаниями.


Дмитрий Панов

21 Июня 2018
  • Комментарии 0
  • Посещения 2684

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте