Александр Кангун: «Бизнес нужно поддерживать»

Последнюю неделю в России очень активно обсуждается ситуация с самым крупным российским дилером — компанией «Рольф» и ее основателем Сергеем Петровым, в отношении которого возбудили уголовное дело. Здесь прослеживается аналогия с тем, что происходило в прошлом году с группой компаний «Крепость». Крайними в таких ситуациях становятся основатели компаний, которые ничего не приватизировали, а отдали всю свою жизнь на то, чтобы построить долгосрочный бизнес, создать рабочие места. Итог — брошенные на произвол судьбы люди, уголовные дела и отсутствие у бизнеса каких-либо прав


«Рольф» — это компания №1 на автодилерском рынке России, которая ведет честный и открытый бизнес. Но вот на горизонте появились чужие большие деньги, которые вероятно нужно было куда-то пристроить. Куда их вкладывать? В строительство сложно. А тут подвернулись красивые автосалоны с блестящими автомобилями. Но такие «инвесторы» не понимают, что это за бизнес, сколько на нем надо нажить грыж и натереть мозолей, чтобы у вас что-то получалось.

Опираясь на свой опыт, думаю, что «Рольф» как компанию скорее всего похоронят, и 10 тысяч сотрудников потеряют свои рабочие места.

Мой бизнес был меньше почти в 10 раз — наш годовой оборот составлял 23 млрд рублей, а в компании работало 650 человек. Во многом ситуация была похожа на то, что происходит с «Рольфом», но меня «выбили» с рынка за меньшие деньги, и это было связано с действиями дистрибьютора. Об этой истории я уже говорил не раз. По моим данным, новому главе Toyota в России принесли на подпись документ, согласно которому у группы компаний «Крепость» было все плохо с точки зрения финансов, тем самым обосновывая свое решение по непродлению дилерского договора. Но это было не так: несмотря на сложную экономическую ситуацию и два с половиной года тяжелейшего кризиса, мы устояли и договорились со всеми своими кредиторами. Однако дистрибьютор «Тойота Мотор» в одностороннем порядке принял решение об отказе от дальнейшей работы с нами, что привело в конечном счете к закрытию всей группы компаний «Крепость».

Я уже целый год нахожусь под следствием. Крайнего ведь у нас всегда найдут — здесь Кангун, там Петров. Ему вменяют то, что одна его компания купила другую компанию по завышенной цене. Но если он не хочет держать в России деньги — это его право как бизнеса. Исходя из того, что происходит, получается, что у бизнеса сейчас вообще нет прав. Мы никем не защищены, нас имеют со всех сторон. Несмотря на то, что речь идет об обществе с ограниченной ответственностью, крайним становится основатель компании, который ничего не приватизировал, который отдал всю свою жизнь на то, чтобы построить долгосрочный бизнес, создать рабочие места. А что в итоге? Брошенные на произвол судьбы люди.

Я встречал статистику, согласно которой 52% предпринимателей, которые зарабатывают до $1000 в год, вообще не доживают до результатов своего бизнеса — они либо разоряются, либо уходят из жизни до того, как их предприятие выходит на пик своих возможностей. 40% предпринимателей формируют те, которые зарабатывают до $10 тыс., — это те, кто занимался девелопментом, а потом сдали построенные объекты в аренду, живя как рантье на проценты. Из оставшихся 8% предпринимателей — 5% формируют те, кто хорошо зарабатывает на деньгах и активах и лишь 3% создают бизнес с рабочими местами. Я отношу себя к этим трем процентам. К ним же можно отнести и Сергея Петрова.

В отличие от представителей СМИ, за предпринимателей у нас не принято вступаться. С публичной поддержкой в отношении меня в прошлом году выступил разве что глава ассоциации РОАД Олег Мосеев, с которым мы давно знакомы. Сегодня РОАД выпустило официальное обращение и в отношении «Рольфа». Остальные участники рынка в разговорах со мной выражали свою солидарность, но публично молчали — никому не хочется стать следующим и лишиться своего бизнеса. Петров — не Голунов, бизнес и журналистика — разные вещи. Сегодня в России нет понимания, что частный бизнес нужно оберегать, а трогать его — себе дороже.

Как и Сергей Петров, я всегда вел бизнес прозрачно и вбелую. Я и со следствием сотрудничаю вбелую. Но там работают люди, у которых, как правило, нет должного уровня экономических знаний, они скорее мыслят милицейскими категориями, подводя все под ту или иную статью. В бизнесе нужно досконально разбираться для того, чтобы делать какие бы то ни было выводы. Это относится и к делу «Рольфа», и к делу «Крепости». Да, есть пострадавшие, но они появились не из-за корыстного умысла, а из-за действий «Тойота Мотор» по разрыву дилерского договора.

Думаю, что 62 дилерских центра «Рольфа» не пропадут. Наверняка, на эти активы в отдельности найдется покупатель, который захочет их купить задешево. Достаточно вспомнить наш первый полнофункциональный дилерский центр Toyota площадью 9 000 кв.м, который банк продал за 125 млн рублей, по 20 тысяч за кв.м. Хотя построить такой салон стоит порядка $10 млн. Думаю, комментарии здесь излишни.

Работать в сфере автобизнеса в России с учетом экономической ситуации сейчас крайне сложно, те, кто выживают, на мой взгляд, герои, и их нужно всячески поддерживать, а не уничтожать. Поэтому российское бизнес-сообщество, на мой взгляд, не должно быть равнодушным к судьбе лидеров отрасли и должно эффективно отстаивать свои интересы!


В дайджесте размещен материал, опубликованный на сайте Ksonline.ru 04.07.2019

Автор: Александр Кангун

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

4 Июля 2019
  • Комментарии 0
  • Посещений 3778

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте