Виталий Павловский: «У нас, к счастью, один кредитор»

О ситуации в одном из крупнейших автодилерских холдингов РФ, долгах компании и предложениях по реформе бизнеса в последнем интервью в этой должности «Ъ» рассказал бывший глава «АвтоСпецЦентра» (АСЦ) Виталий Павловский.


Какие были планы по улучшению финансовых показателей АСЦ?

Мы запланировали, что выручка вырастет примерно на 30%, до 90 млрд руб. В 2017 году она составила 68 млрд руб.

Как обстоят дела с долговой нагрузкой?

Все хорошо, она есть, в 2022 году будет лучше.

Что значит лучше? Меньше?

С точки зрения нагрузки не меньше. Скорее с точки зрения соотношения долга к EBITDA мы хотели сделать лучше.

На рынке уверены, что соотношение чуть ли не 1 к 30.

Сразу говорите 1 к 1000 и все.

Источники говорят, что есть крупные долги в валюте.

У нас нет долгов в валюте. Интересно, как рынок может знать, какие у нас долги, если он не видел наш баланс? Это слух устаревший. Крупные долги мы реструктурировали достаточно давно, валютных кредитов у нас нет, есть рублевые. Долг большой, но мы его уверенно обслуживаем. В декабре получили очередной транш нашего кредитора МКБ.

У нас очень много «к счастью». К счастью, один акционер, один кредитор. Этих споров, из-за которых, возможно, с Genser что-то происходит, у нас просто нет. Это дает нам базисную поддержку и возможность ведения операционного бизнеса, мы можем сосредоточиться на росте эффективности.

Транш в конце года — это кредитная линия на оборотку?

Да. Кредитная линия открыта, мы ее используем. Насколько в целом велик долг, оценивать не буду, но мы все наши долги вовремя обслуживаем. Банк-кредитор, видимо, доволен тем процентом, который мы платим. Я не очень доволен, потому что, на мой взгляд, то, сколько мы платим банку, это много — не в смысле процентов, а в смысле суммы.

В этом году есть план по сокращению долга?

Скорее нет. Обслуживать будем, сокращать нет. Скорее еще попросим. И в этом смысле банк абсолютно адекватен, говорит, если вам нужно, мы еще дадим.

Когда вы должны погасить самые крупные долги?

В 2016-2017 годах у нас была реструктуризация кредитного портфеля. Текущий портфель не имеет кредитов к погашению до 2020 года. В 2019 году мы погасим часть инвестиционных линий, в этом году какие-то текущие кредиты будем погашать и снова их получать. Без оборотных средств мы, безусловно, существовать не можем.

Своих средств на оборотку у вас нет сейчас?

Все наши деньги в бизнесе, если бы мы работали только на свои, мы бы не были одним из крупнейших дилеров в Москве. Мы бы просто стали маленькими. Я считаю, что если торговая организация живет на свои, то она неэффективно использует средства акционера.

Банки вмешиваются в управление?

Странно, если бы специалисты в банковском деле вмешивались в автобизнес. Те «независимые» примеры вмешательств, которые мы видели, мы уже стали забывать.

Сейчас обсуждают возможность спасения Genser через слияние с «Рольфом», основной кредитор Genser при этом может получить долю в объединенной компании. Вы не рассматриваете такие схемы?

Все-таки давайте так: на уровне дел меня больше интересует операционное управление и эффективность. Меня не сильно интересует структура акционеров компании.

Но это же в глобальном плане и есть выход на большую эффективность, избавление от долгов и процентов...

В глобальном смысле банк не мешает нам работать. Деньги дает, помогает. Вот как-то так.

Что вы успели изменить в АСЦ?

Была принята новая структура компании — теперь она децентрализована. Ключевые руководящие должности заняли как действующие менеджеры АСЦ, так и новые сотрудники. Утвержден бюджет на 2018 год и внедрены методы контроля. Стартовал процесс оптимизации штата, в первую очередь центрального офиса.

Эта структура получается намного эффективней?

Будет ли она эффективней, посмотрим через год. Я верю, что результат будет, на рынке есть положительные примеры.

В АСЦ вы, как в «Рольфе», планируете использовать кумулятивную маржу (учитывает прибыль от установки допоборудования, финансовых услуг, trade-in и т. д.)?

Уже используем. В первую очередь я должен принести компании тот опыт, который у меня есть. Накопленный опыт лидера рынка дает мне уверенность в том, что если делаешь раз, два, три, четыре, пять, а потом все это еще раз проконтролируешь, то это приносит результат.

Ведет ли АСЦ переговоры о слияниях-поглощениях?

Такие переговоры может вести акционер, пока это не перешло на уровень согласования со мной, я об этом могу и не знать. Но я не горю желанием кого-то покупать. В «битве за Genser» мы не участвуем. Салонов достаточно, брендов достаточно на сегодняшний день.

Планируете ли вы делать открытую отчетность МСФО?

МСФО не будет, а у кого есть МСФО?

В июле 2015 года Александр Халилов (акционер АСЦ) говорил «Ъ», что IPO АСЦ может случиться через три-четыре года после стабилизации ситуации на Украине. Ведутся ли подготовительные процессы?

Никаких подготовительных мероприятий по выходу на IPO сейчас не ведется, это точно. А мечта об IPO после стабилизации ситуации на Украине все еще есть.

Как собираетесь развивать портфель брендов? Или, наоборот, не развивать: у вас три дилерских центра Audi, а у бренда продажи падают, да и доходность, говорят, снизилась. Не хотите ужаться?

У нас такой бизнес, что, если мы ужмемся, потом тяжело разжиматься. Вот я похудеть могу быстро и потолстеть, к сожалению, могу быстро, а дилерский центр открыть-закрыть — нет. Да, было время, когда на этом бренде можно было заработать очень много золотых монет, сейчас этих монет не так много, но они есть. Это может не нравиться, но это же не значит, что нет будущего у бренда. В этом году мы планируем продать порядка 3,6 тыс. машин из общего объема в 18-19 тыс. машин. Audi у нас по объемам в премиальном сегменте бренд номер один, и он точно приносит деньги кумулятивно, и может приносить. С Audi нам повезло, когда-нибудь этот бренд позволит нам совершить скачок. Такие падения и взлеты продаж и доходности мы уже видели в других брендах в прошлом. По всем дилерским центрам мы будем увеличивать эффективность и переходить на кумулятивную маржу.

А в чем необходимость перехода на нее?

На самом деле все дилеры живут с кумулятивной маржой, потому что «железная» маржа практически у всех отрицательна или близка к нулю. Потом прибавляешь поддержку, которую дистрибьютор оказывает по каким-то акциям, и она становится менее отрицательной. Потом добавляешь бонусы, она становится чуть выше нуля. По прогнозам марта, из 12 наших брендов только три положительны на уровне «железной» маржи с учетом поддержек, но только три отрицательны с учетом бонусов.

Платить зарплату от отрицательной величины очень тяжело, и соответственно даже с бонусами и поддержкой это не всегда положительная величина. В этом нет ничего ужасного, это такая типичная мировая практика, может быть хуже или лучше, но в общем основной бизнес от продажи автомобилей должен быть в районе нуля. Говорят, что маржа от продажи бензина тоже равна нулю, а вот, например, продажа кофе на заправках, как ни удивительно, приносит много денег. Мы не ждем, что на машине сможем много зарабатывать, это вынуждает нас двигаться как раз к продаже допоборудования, финансовых услуг и автомобилей с пробегом — сейчас это ключевые направления для нас.


В дайджесте размещен фрагмент интервью, опубликованного в газете «Коммерсантъ» №59 от 06.04.2018

Автор: Яна Циноева

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

6 Апреля 2018
  • Комментарии 0
  • Посещений 2154

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте