Вадим Швецов: «Даже крупный бизнес сидит в окопе»

В июне группа «Соллерс», вынужденная адаптироваться к уходу своего ключевого партнера Ford из легкового сегмента в России, объявила о кадровых перестановках, объяснив их подготовкой к «глобальной трансформации бизнес-модели». В чем будет заключаться эта трансформация, как теперь строится работа с Ford и общих проблемах российского авторынка, «Ъ» рассказал глава совета директоров, основной акционер «Соллерс» Вадим Швецов.


Вы заранее знали о планах Ford уйти с российского рынка или были поставлены перед фактом? Как в итоге удалось все-таки заключить специнвестконтракт (СПИК) с правительством?

Объявление Ford для нас оказалось неожиданным, не буду этого скрывать. Ford с 2014 года управлял развитием нашего совместного предприятия, поэтому его решение было большим сюрпризом. Стоило достаточно больших усилий убедить руководство автоконцерна все-таки изменить решение и остаться в РФ с наиболее конкурентоспособным и высоко локализованным продуктом Ford Transit: исходно предполагался полный уход.

Мы понимали, что, согласно политике регуляторов, на российском рынке смогут остаться и иметь господдержку — что критично для любого производителя в России — только высоко локализованные продукты. Продажи Ford Transit были успешными на фоне остальной линейки СП, но недостаточны по объемам для того, чтобы заняться его дальнейшей локализацией по новым требованиям. При этом с УАЗом он хорошо конфигурировался, особенно в части крупных элементов — как трансмиссия, моторы, что и было основным фокусом новой политики по локализации. С точки зрения свойств продукта они были одинаковы, и решения, которые применяются на Ford Transit очень нужны для нового УАЗа. Здесь возникает синергия между продуктами УАЗа и продуктами Ford, поэтому мы объединили инжиниринговые усилия для соответствия требованиям регулятора.

Еще до заключения соглашения с правительством продукция УАЗа частично входила в другой СПИК — вашего СП с Isuzu, который теперь должен быть пересмотрен. Что будет с этим партнерством?

Проект с Isuzu, который действительно начинался по времени раньше, нам тоже интересен. Но планы Isuzu по объемам достаточно маленькие: концерн не обладает амбициями крупного игрока, не планирует стать лидером или даже занять значимую долю на рынке. Они очень хороши в том, на чем фокусируются: на нише средних грузовиков, которая растет на фоне увеличения объемов интернет-торговли. Но в случае с Isuzu мы не говорим об объемах, которые могут как-то изменить существующий ландшафт. А вот Ford Transit может.

Поэтому было логично, с точки зрения бизнес-целей, нам прийти к конфигурации, что лучше, интереснее развивать синергию УАЗ с Ford. Взаимодействие УАЗ и Ford Transit лучше с точки зрения экономики, сервиса — это более успешное рыночное предложение. Transit достаточно премиальный бренд в сегменте LCV и среди иномарок занимает лидирующую долю, а УАЗ — бренд, работающий в лоукост-сегменте. Теперь клиент сможет получить комплексное предложение.

Каковы ваши обязательства по СПИК?

Достаточно жесткие. Государство, особенно в сегменте легких коммерческих автомобилей, выставило очень сложные, тяжело достижимые требования, которые описаны сейчас в 719-м постановлении правительства. Раньше все-таки промышленная сборка больше была ориентирована на локализацию интерьера, экстерьера автомобиля, сейчас акцент на ключевые технологии: на шасси, на элементы шасси — использование локальных двигателей, трансмиссий, подвески можно долго продолжать. Поэтому объем производств критичен с точки зрения окупаемости инвестиций. Мы в итоге получили кооперацию между двумя-тремя брендами, и, например, трансмиссия и двигатель в наших будущих продуктах для Isuzu, Ford, УАЗ будут одинаковы.

Какие еще операции будут локализованы?

Продукты, которые мы сейчас в рамках СПИК производим, уже высоко локализованы: и Ford, и УАЗ. Transit локализован на 60%, потому как выполнены все требования так называемой второй промсборки. Дальше вопрос исполнения новых требований, которые заложены 719-м постановлением.

Сколько баллов вы набираете по новой системе подсчета локализации в рамках СПИК?

В соответствии с нашими обязательствами мы наберем 5,5 тыс. баллов, это самая высокая на сегодня планка для доступа к программам господдержки, а именно к госзакупкам. Очевидно, что у нас продукты ориентированные, в том числе на госклиентов, поэтому мы в перечне операций ориентируемся на то, чтобы к 2025 году должны набрать это количество баллов.

Уже понятно, что государство очень жестко будет регулировать вопросы, связанные с доступом к преференциям. С учетом того что у нас все равно государство влияет на спрос, только компании, которые выпускают совсем премиальные продукты, наверное, могут нейтрально относиться к этим баллам.

Почему стратегия нового совместного бизнеса будет более успешной, чем судьба предыдущего СП?

Стратегия СП в части Ford Transit и была успешной: это бренд номер один среди иностранных аналогов с точки зрения доли, с большим отрывом от конкурентов. Мы стартуем с этим продуктом не потому, что у нас есть какие-то мечты,— мы уже лидеры. На сегодняшний день просто нужно это лидерство закрепить за счет коллаборации с УАЗом и за счет увеличения спроса, в том числе через развитие цифровых решений.

В 2020 году УАЗ выпустит давно ожидавшийся автомобиль на новой платформе. Вы называли его «Русский Прадо» и говорили, что машина будет на платформе класса Toyota Land Cruiser Prado стоимостью около 1,5 млн руб. Что в этом автомобиле от Land Cruiser Prado?

Если говорить про аналогии, то нам, конечно, хотелось сделать этот автомобиль на новой платформе очень надежным, а надежность бренда Toyota легендарна. Мы все-таки не хотим делать сложный автомобиль с какими-то хай-тек-решениями. Большой сектор наших потребителей, в том числе и те, кому нужен сервис, лежит в плоскости того, что надежность, функциональность автомобиля, его размер, становятся наиболее важными потребительскими свойствами.

Это будет не только внедорожник на новой платформе, но и автомобили для сектора B2B — кузов пикапа или кузов грузовичка, нескольких модификаций. Мы уверены, что многие потребители иностранных машин готовы будут рассматривать российские автомобили, которые также отвечают текущему моменту по качеству, свойствам, цене.

Главная проблема УАЗа сегодня именно в том, что он не совсем отвечает сложившимся на рынке требованиям. Мы должны новым продуктом все эти запросы реализовать.

Что у вас сегодня с экспортом и есть ли планы расширения поставок? Может быть, за счет Ford Transit?

Ульяновский автозавод активно развивает экспорт в дальнее зарубежье, самое растущее направление — Южная Америка. Туда активно идут поставки, но с точки зрения размера рынка объемы достаточно скромные. Нам тяжело выйти на большие объемы как нишевому игроку. Я думаю, что с новым продуктом шансов будет намного больше.

Что касается Ford, у них очень простой подход: хочешь экспортировать — продемонстрируй производительность, снизь уровень затрат. Глобально автомобили везде одинаковые и высокого качества, поэтому есть конкуренция между заводами. Сейчас, например, глобальное лидерство у Китая и Индии, которые демонстрируют успехи по снижению издержек и позволяют глобальному Ford больше заработать.

По сути, все зависит от локализации, потому что чем выше доля импортных комплектующих, тем сложнее конкурировать. Но главный фактор, сдерживающий экспорт из России,— малое число торговых соглашений, которые позволяют выходить на другие рынки без пошлин. То есть твои издержки должны быть столь хороши, чтобы перекрывать входную пошлину на иностранных рынках, это вызов для автопрома и одновременно стоп-фактор.

Поэтому пока нам достаются только открытые с точки зрения тарифной защиты рынки, где в основном не очень большое потребление. Здесь гораздо более интересный и перспективный путь развития — экспорт компонентов.

Как вы оцениваете перспективы российского авторынка?

У российского рынка есть общесистемная проблема, которая, на мой взгляд, будет негативно влиять на его развитие. Это замедление роста реально располагаемых доходов. Пока здесь что-то не произойдет, рынок останется волатильным и роль регулятора будет очень большой. Очевидно, что вся индустрия будет обращаться за помощью в виде мер поддержки спроса, которые позволяют, условно говоря, каким-то образом повлиять на мотивацию человека покупать автомобиль.

Если вы посмотрите на динамику стоимости автомобилей, то здесь рост с учетом не только индустриальной инфляции, но и валютной. Весь автопром также очень сильно зависит от курсов валют, слабый рубль для отрасли — очень сложная экономическая задача. И локализация вопрос до конца не закрывает, потому что достаточно много технологий, лицензий и каких-то электронных компонентов, которые мы вынуждены из-за объемов рынка все равно импортировать. Это актуально и для российских, и для иностранных концернов на нашем рынке.

Сейчас продажи ушли в минус, и спасибо большое правительству, Минпромторгу, что оперативно отреагировали на статистику и перезапустили программу льготного автокредитования и льготного лизинга. Конечно, это повлияет положительно на динамику на рынке, и мы ожидаем некоторой стабилизации.

В коммерческом сегменте проблему составляет высокая стоимость денег: ставку по лизингу меньше 15% не найдешь, кредиты тоже достаточно дорогие. Также у нас очень слабое по сравнению с другими рынками выбытие старого парка: нет стимулов, которые заставляют владельца менять автомобиль. Даже с учетом trade-in стоимость нового автомобиля для многих очень существенна, и они отказываются от покупки.

И, конечно же, доходность — неважно у российских или иностранных производителей — низкая, потому что созданы высокие мощности. Я не думаю, что в ближайшем будущем ситуацию позволит изменить экспорт, потому что многие внешние рынки закрыты. Нам сейчас нужно работать в условиях сверхмощностей и экспортировать на очень маленькие, открытые рынки — мы там работаем, но это тяжелый хлеб. Так что с автомобильным производством в России сейчас очень сложная комплексная проблема.


В дайджесте размещен фрагмент интервью, опубликованного в газете «Коммерсантъ» №125 от 18.07.2019

Автор: Ольга Никитина

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

18 Июля 2019
  • Комментарии 0
  • Посещений 9727

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте

Cannot find 'popup' template with page ''