«Дела у Lamborghini идут очень хорошо»

Кто покупает Lamborghini, в каких самых необычных регионах можно встретить эти премиальные спорткары и почему в них не помещаются баскетболисты, «Газете.Ru» рассказал генеральный директор «Lamborghini Москва» Сергей Мордовин. Оказалось, что бренду не страшны санкции, российская квота на автомобили равна итальянской, а московский рекорд скорости на Lamborghini — 371 км/ч.


Чем Lamborghini отличается от других знаковых спортивных брендов? Чем вы пытаетесь привлечь клиента, если он, к примеру, выбирает между Lamborghini и Ferrari?

Бренды Lamborghini, Ferrari, а также Porsche, который тоже хорошо представлен в спорте, мало конкурируют друг с другом с точки зрения имиджа. Каждый бренд — для определенного человека. Кто-то покупает Ferrari, потому что ему нравится Ferrari. Тем, кто приходит к нам, нужен Lamborghini.

Это естественность, грубость, натуральность эмоций и природных жестких форм, которые не подразумевают никаких компромиссов. Эмоции, которые получает человек за рулем наших автомобилей, ни с чем не сравнимы. Даже моторы в этих автомобилях нетурбированные, с натуральным звуком. Это грубый мужской бренд. А Ferrari — это гламур, одежда, тусовки, в хорошем смысле понты.

Как продаются автомобили Lamborghini в России?

У нас дела идут очень хорошо. На сегодня мы продали уже в два раза больше автомобилей, чем в прошлом году. Это 15 машин. Чтобы выполнить план и закрыть квоту, нам остается продать еще три. Время до конца года у нас еще есть. Получается, какая квота, столько и продаем. Исходя из итогов продаж, мы будем составлять план по квотам на следующий год.

На какое количество автомобилей в следующем году может рассчитывать Россия?

Таких машин не может быть много, и делают их не так быстро по новой карбоновой технологии, которая занимает куда больше времени. Находится компромисс, который, с одной стороны, должен удовлетворить потребности рынка, а с другой — не делать эту машину массовой. Это машина для избранных, знающих, для чего они покупают этот автомобиль, и не стесняющихся того, что они покупают.

Мы надеемся в следующем году, что нам выделят 24 автомобиля. Столько же, сколько и для самой Италии.

На российском авторынке кризис, а сегмент luxury продолжает расти. Почему так получается?

Чем сегмент более массовый, тем серьезнее на него влияют макроэкономические факторы. На нашем сегменте кризис отражается не так кардинально. Глядя на результаты Volkswagen, Toyota, особенно Ford, хочется плакать. Если посмотреть на сегмент выше, на большую немецкую тройку, то у них нет такого серьезного падения. Так, у Mercedes-Benz из-за хорошего модельного ряда в продажах есть хороший плюс. Что касается люксового сегмента, то все хорошо у Porsche, Bentley, Ferrari. А марка Lamborghini практически в два раза улучшила результат.

Когда денег становится меньше, то бедные автоматически становятся банкротами. А когда богатый человек страдает от кризиса, он становится менее богатым, но не бедным. Поэтому когда он приходит к нам, то покупает уже не второй и даже не третий автомобиль. Это игрушка для себя, потому что все в жизни он себе уже позволил, все у него есть. Он все уже сделал в этой жизни, есть семья, вилла, катер.


В дайджесте размещен фрагмент материала, опубликованного на интернет-портале Gazeta.ru 13 сентября 2014 года.

Автор: Алина Распопова

Полный текст вы можете прочитать на сайте издания

15 Сентября 2014
  • Комментарии 0
  • Посещений 1363

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте