Выпуск 8: Александр Иванов о трендах развития автодилеров в мире

Александр Иванов, вице-президент РОАД, прокомментировал данные АЕБ, подтверждающие версии экспертов рынка о том, что падение продаж легковых автомобилей достигло своего дна осенью 2016 года и рынок начинает медленно подниматься.

Основной диалог с Александром состоялся вокруг темы трендов развития автодилеров в мире. Александр является участником международных конвенций, представляет российское сообщество автодилеров (от РОАД), в этом году посетил NADA (США), CADA (Китай), конференцию дилеров на Парижском автосалоне. Были выделены такие темы как:
– диджитализация автодилеров США, Китая;
– мировая тенденция развития крупных автодилерских холдингов, ослабление позиций среднего и малого бизнеса;
– развитие китайского автопрома;
– развитие рынка электромобилей и тенденции к изменениям сервиса в связи с этим.

Александр приглашает бизнесменом автомобильной сферы к информационному обмену за рубежом.

– Александр, Вы как участник международных конференций автодилеров, свободно разговаривающий по-английски, расскажите нам о том, какие тренды наблюдаются в мире, о чем задумываются автодилеры?

– Знание языка – это не колоссальное преимущество, а, скорее, необходимость. У нас в России очень долгое время это было абсолютно ненужным, потому что межгосударственных контактов практически у не было. Поэтому все мы жили своей какой-то внутренней жизнью. Когда у нас появилась возможность общаться, мы стали понимать, что крайне важно иметь достойный уровень языка, чтобы быть просто в общем пространстве информационного обмена. Что касается моей деятельности, в частности в составе групп от РОАД, мы активно участвуем во всех крупнейших мероприятиях дилерских ассоциаций мира. Это в первую очередь NADA – крупнейшая, можно сказать, самая зрелая ассоциация североамериканских дилеров, куда в том числе входит РОАД как аффилированный член. Это ассоциации китайских дилеров. Напомню, что китайский рынок – сейчас крупнейший рынок в мире. Продажи этого года составляют порядка 27 миллионов новых автомобилей. Мы также участвовали в круглом столе в Париже в рамках парижского автосалона, где собралось много представителей бизнеса со всего мира.

– В Париже собирались не только европейцы?

– Не только. Приезжали представители Латинской Америки: Аргентины, Бразилии, Уругвая. Там были представители Бельгии, Великобритании, Германии, Франции, России, США и других стран. Я обратил внимание на то, что с каждым разом все эти международные круглые столы постепенно начинают превращаться в действительно интересный клуб различных представителей рынка, где обсуждается уже вопросы, касающиеся не какого-то конкретного рынка со своими особенностями, а практически всего пространства автомобилей.

– То есть, проблемы становятся общими для всех, видимо, глобализация становится и здесь очевидной?

– Да, и так же, как и весь рынок, мы будем переживать те процессы, что сейчас переживают более развитые рынки, чем наш. Я напомню, что российский рынок находится в числе крупнейших в мире. Всего в мире 18 рынков, продающих более миллиона автомобилей в год каждый. Российский рынок одно время был чуть ли не вторым в Европе после Германии.

– Оглядываясь на дилерские ассоциации других стран, вы как представитель Российской ассоциации дилеров имеете представление о том, куда двигаться, какие шаги нужно предпринять дилерскому сообществу, что еще вы можете сделать как ассоциация?

– Я думаю, что важно обеспечить информирование дилеров о том, что происходит в мире. То есть мы не можем сейчас заявлять однозначно, что будет с рынком через 5 лет или 10 лет, особенно на таких рынках, как наш. Но что мы можем делать, и что мы должны делать – это давать возможность дилерам ездить по миру и общаться не только со своим собственным брендом, потому что они по миру много ездят, все наши первые лица компании. Но вот так, чтобы услышать болевую точку, касающуюся сообщества в целом, а не только конкретного бренда, это можно сделать только на мероприятиях глобальных, таких как конвенции NADA или CADA. Но конвенция CADA пока еще во многом пытается копировать именно вариант NADA, ее организаторы понимают, что сейчас это наиболее продвинутая форма общения дилеров, производителей и поставщиков. Плюс обучение. Поэтому я считаю, что нам нужно дать возможность дилерам все это услышать. И мы приглашаем всех дилеров активно участвовать в поездках на NADA. Потому что поездка происходит всего лишь раз в год. И на поездке этой нам удалось сейчас достаточно серьезно поднять количество семинаров с переводом на русский язык. Если раньше их было чуть ли не два-три, сейчас их стало шесть и даже 8 в год. Мы делаем специальные запросы на специальные тренинги для наших дилеров, если они этого хотят, по какой-то конкретной больной теме. Все крупнейшие дилеры, которых я знаю, ездят на такого рода мероприятия и пытаются выловить изюминки, которые их коснутся через какое-то количество времени. Это стратегический подход, на мой взгляд, и он оправдан. Я всячески это приветствую.

– То есть, ездят за ноу-хау, да?

– Ездят за тем, что ждет рынок в какой-то перспективе.

– Значит, не за ноу-хау, а за трендами, чтобы присмотреться и правильно стратегически спланировать?

– И ноу-хау в том числе. Если мы говорим про бизнес подержанных машин, то у нас он только начал развиваться. Сколько у нас? Пару лет он всего существует или, может, 5 лет – в таком очень серьезном масштабе. Особенно, когда начался кризис, то, конечно, взоры всех дилеров обратились на бизнес подержанных машин, потому что сейчас это одна из главных статей дохода. А NADA этим уже занимается сто лет. И, конечно, они эти вещи очень хорошо знают. Они знают, как готовиться и к хорошим, и к плохим временам, на что нужно обращать внимание и так далее. Поэтому это микс, это ноу-хау плюс тренды. Это как раз – кому что надо. Может, кто-то знает, что у него все отлично, и он хотел бы знать, что будет завтра, послезавтра. Вот они едут, все эти вещи выяснять и узнавать.

– Если посмотреть на программу NADA, то мы увидим, что там 80% тем посвящены диджитал-тематике, онлайну, использованию интернета в продажах.

– Потому что для них это реальность. Для нас это пока еще надвигающаяся реальность. Ведь NADA подбирает чуть ли не 300 курсов со всего рынка, их на конвенции представлено порядка 60-70, наиболее интересных. Проверяют на дилерских реакциях, какие темы наиболее актуальны. Поэтому если сейчас идет направление презентаций по диджитал-тематике, то, скорее всего, это связано с тем, что мир переходит на это явление, и все хотят понимать, что делать. Что делать с соцсетями, как там все это выдавать, что делать с традиционными видами бизнеса. Традиционные вещи, которые, скорее всего, у нового поколения не будут иметь той же силы, как у нынешнего. Поэтому надо все это как можно раньше послушать, а потом уже делать свои выводы.

У нас меньше мероприятий по диджитализации дилерского бизнеса, потому что у нас еще никто не знает, что с этим делать. У нас пока еще критическая масса не набрана, а на продвинутых рынках с мобильных телефонов осуществляется 80% выхода на сайт.

– И все равно на конференциях типа Адама Смита владельцы продолжают задавать вопрос: «А есть ли жизнь без “Яндекса”?», «Что будет, если я прекращу финансировать "Google", не полетят ли мои продажи, скажите мне?».

– А что, на этих конференциях им ответят на этот вопрос? Сомневаюсь.

– Уровень вопросов заставляет задуматься о том, что уровень диджитализации в России крайне низок.

– Да, пока маленький. Но это, опять же, вопрос времени. Это не вопрос – будет или не будет, это вопрос – когда это будет.

– А по сервису? Какие в мире тенденции развития сервисной тематики? Ремонтная тема?

– Сервисы – не обсуждаются. Это, как правило, очень локальные темы. То есть, если мы говорим про международные круглые столы, то сервис обсуждается только с точки зрения глобальных трендов, в частности если мы говорим про электрические автомобили, то что будет с машинами, в которые не надо будет заливать масло? Там нет никакой ходовой части, практически, и двигателя нет как такового. То есть что делать с этими машинами, потому что для них нужен совершенно другой набор запчастей. Скорее всего, машина станет «коммодити», то есть чуть ли не элементом одноразового использования, может, с последующей заменой каких-то элементов – батареи, например. Но в целом это звонок для дилеров, потому что на сервисе они будут зарабатывать гораздо меньше.

– То есть с замещением автомобилей электромобилями сервисы исчезнут?

– Нет. Сервис останется. Особенно, если мы берем онлайн-продажи. Развитие электромобилей на всех рынках идет по-разному. Где-то очень сильно растет, где-то не очень. Есть другие технологии, не совсем электромобили, а какие-то другие механизмы, связанные с водородом и так далее. По большому счету совершенно неизвестно, что будет доминировать через какое-то количество лет. В Китае это все стало очень развиваться, потому что в Китае нет ресурсов, им, конечно, гораздо проще искать технологические решения с электромобилями и развивать их, особенно в таких гигантских городах, как Шанхай или Пекин, которые просто покрыты смогом. Но это не значит, что то же самое будет на других рынках. Поэтому, что касается сервиса, то сервис в этом смысле доложен чувствовать себя спокойнее. Другое дело, если количество машин будет сокращаться, то тогда сокращаться будет и сервисный рынок. Но это для тех, кто играет вдолгую на предмет инвестиций. Хотя вспомнить того же Уоррена Баффета, который вложил кучу денег в автомобильный бизнес, но, правда, в крупную компанию, которая, он знает, не утонет при любом раскладе.

– Можете назвать каких-либо звезд автомобильных ассоциаций? Людей, чьи блоги или статьи мы могли бы почитать, посмотреть их видео, набраться, чтобы набраться опыта.

– Я думаю, что если мы берем информационную часть, то есть очень известная структура, называется ICDP, которую возглавляет Стив Янг и которую приглашают практически на все конвенции и в США, и в Европе, и в Китае. И он выступает, на мой взгляд, с, совершенно уникальной информацией по поводу того, что происходит на рынке. Причем берет, как правило, крупнейшие рынки мира, к счастью, включая Россию. Россию пока не заморозил, хотя желание, конечно, можно сказать, появлялось. Но он не заморозил, потому что понимает, что это перспективно. Если мы берем людей из сообщества, уже именно ассоциации, то есть очень интересные люди в Австралии. Я думаю, что австралийский рынок пока далековат от нас. Питер Уэлш (Peter Welsh), мне кажется, очень интересный – это президент NADA. Он сам юрист, участвует практически во всех кейсах, которые обсуждаются на уровне Правительства. Мне кажется, еще очень интересный человек, если мы говорим о NADA, Альберт Галлегос ( Albert Gallegos), который является самым активным пропагандистом международных альянсов, потому что возглавляет Департамент международных связей NADA. Есть там еще человек, который читал лекцию по поводу будущего дилеров – зовут его Гленн Мерсер (Glenn Mercer).

– Эта лекция состоялась в ноябре, на китайской конвенции?

– Да. Он один из очень серьезных специалистов в этой области. Потому что футуристов, на самом деле, не так уж и много. Что такое футурист? Если там говорят действительно о прогнозе, то перелопачивается огромное количество данных, что происходит с рынками, с дилерами – всех надо объезжать, опрашивать. Это очень похоже на деятельность «АвтоБизнесРевю». я использую очень часто данные от «АвтоБизнесРевю» на своих презентациях за рубежом, которые касаются дилерских сетей. Это воспринимается с очень большим интересом.

Мы берем информацию не только от «АвтоБизнесРевю», мы берем информацию Росстата, мы берем информацию и из других источников, которые сотрудничают с РОАД, потому что есть вещи, которые, действительно, интересны всему миру. Мы очень рады, что наши отношения крепчают с каждым годом.

– Можно ли подробнее про поездку в Китай?

– Побывав несколько раз на конвенциях китайских дилеров, я понял, что это очень серьезный, растущий игрок в мировом бизнес-сообществе и не только по количеству, потому что они больше всех машин продают, но и потому что они очень быстро развиваются.

– Вы ставите акцент на том, что они впитывают технологии, берут, перерабатывают, но не отдают пока, не делятся? То есть, не мы их копируем, а, скорее, они нас, если относить нас к европейскому бизнесу?

– Да. Но они играют чаще «в долгую». Я считаю, что китайский менталитет, китайская философия не рассчитаны на какое-то краткосрочное получение результата. Я думаю, это относится и к их желанию заниматься автомобильным бизнесом, с точки зрения производства, возьмем хотя бы этот аспект. Начав, можно сказать, с нуля 15-20 лет назад, они эту идею не бросают, они ее развивают. Я тоже об этом говорил на всех встречах, на круглых столах, что в России у нас, по-моему, присутствует 19 китайских производителей. Это очень много, ни у кого такого количества нет – ни в Америке, ни в Европе. Я думаю, что это тоже происходит не случайно, потому что, возможно, Россия – очень неплохая площадка для подготовки какой-то экспансии, более серьезной, в ту же Европу. Потому что если российский потребитель рано или поздно воспримет китайский продукт, то тогда это будет первый признак того, что пора идти уже и дальше. И я не удивлюсь, если, действительно, через какое-то время начнется экспансия, в том числе и на европейский рынок, а потом уже, естественно, и на самый желанный рынок –США.

– А пока угрозы для отечественного автопрома китайские бренды не представляют, правильно?

– Пока нет. Но это вопрос… ведь у них происходит укрепление их продукта, происходит не как национальная кампания, а постоянно. Каждый год выходит новый продукт, и брендов очень много. Заводов там не один, а несколько, и каждый раз выпускаются машины все лучшего и лучшего качества, в том числе электрические машины и прочее.

– Хочу передать еще от автомобильных журналистов наблюдение: то, что поставлялось Китаем 10-12 лет назад, я имею в виду китайские автомобили, совершенно отличается от того что они сейчас поставляют на наш рынок. Они колоссально быстро учатся.

– Да. Поэтому, мой главный месседж, что наши поездки и участие в круглых столах – это очень полезное мероприятие, где идет и получение информации, и обмен информацией, и вся эта информация превращается в некую концентрацию опыта. Я рад, что нам удается присутствовать на всех крупнейших мероприятиях мировых. И, более того, нас все больше и больше приглашают на мероприятия и просят выступить. Если раньше мы приезжали и просто слушали, то теперь нас просят выступить и рассказать не только о том, что у нас на рынке происходит, информацию очень часто можно найти в любом источнике, а проинтерпретировать данные… Например, мы знаем, что большинство данных, которые существуют в России – это статистика АЕБ. Но интерпретацию, конечно, АЕБ дать не может. Это все-таки не дилерская интерпретация. Это, скорее, констатация фактов. А мы даем интерпретацию с учетом того, сколько дилеров существует, каково их здоровье, растут они или не растут.

– Какие вопросы задают нашей делегации?

– Например, было одно выступление, буквально в 2015 году, когда грянул наш кризис, и мне тогда сказали, что под угрозой стоит порядка 1 000 дилерских центров, что они могут быть закрыты. Вопрос стоял такой: каковы шансы, что все-таки дилерские сети выстоят? И тогда, я помню, мы тоже давали информацию, что часть дилеров закрывается, но очень много дилеров в итоге все равно начинают функционировать либо в другом качестве, либо под другим брендом, либо просто с другими фокусами на бизнес, например, уходят в сервис. Это интересный обмен мнениями. Например, на конвенции NADA говорили, что в 2008-2009 году там погибли тысячи дилерских центров. Это для них очень неприятно, но это один из жизненных моментов, переживаемых. У нас, как мне казалось, в России, еще пока тотального закрытия дилерских центров не произошло. И вряд ли произойдет.

– У нас было закрыто гораздо меньше тысячи дилеров за первое полугодие 2016 года. То есть выстояли.

– Одна из причин – то, что люди у нас достаточно терпеливы. Более того, люди вложили, я имею в виду инвесторов, немалые деньги в открытие такого серьезного бизнеса – дилерских центров. Они эти деньги просто так отдавать или дарить кому-то не захотят. Они будут все что угодно делать, чтобы бизнес будет каким-то образом сохранить. Дальше посмотрим. Мне кажется, сейчас идет смена поколений, то есть те, кто начинал в 90-е, уже все подошли к черте своего предпенсионного возраста, и будут думать, что делать со своими бизнесами дальше – либо передавать их своим следующим поколениям, либо продавать, но продавать кому? То есть, мне кажется, этот послекризисный период наступит достаточно скоро: когда рынок восстановится и начнет потихоньку расти, этот процесс слияний, поглощений начнет, мне кажется, с удвоенной силой происходить. В этих сделках будут принимать участие те, кто устал от всех этих катаклизмов, или те, для кого просто подошло время принимать какие-то решения – либо этот бизнес оставлять у своих родственников, либо кому-то предлагать его другому. Сейчас предлагать его некому, потому что никто его не купит – слишком рынок слабый. Но как только момент такой наступит, тут уже мы посмотрим, что будет.

– Интересное предположение. Спасибо большое за интересный рассказ. Следующая конвенция NADA юбилейная, 100-ая, состоится 25 января?

– С 26 по 29 января. Поэтому, если есть желание, время еще есть.

– Да, будем готовиться.

– Спасибо большое.

– До свидания.

– Счастливо.


Слушайте наши подкасты в пробках, во время пробежки или просто за чашкой кофе.

16 Декабря 2016 | 11:12
  • Комментарии 0
  • Посещений 2405

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться на сайте